архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама

Главная Интервью Прирастает обителями Самарская земля

26.11.2014
Просмотров: 2105, комментариев: 0

Прирастает обителями Самарская земля

   Святые отцы научают нас, что Свет для монахов - Ангелы, Свет для мира - монахи. В Самарской митрополии стало на один монастырь больше. В селе Старая Бинарадка Красноярского района Самарской области открыт мужской монастырь во имя благоверного князя Александра Невского. Настоятелем этого монастыря недавно стал игумен Анания (Кудрявцев). Предлагаем нашим читателям интервью, которое о. Анания дал православной народной газете.

- Отец Анания, почему монастырь носит имя святого благоверного князя Александра Невского?

-   Это было решение правящего архиерея, о котором владыка Никифор сообщил мне, когда вызвал к себе. Однако, как выяснилось впоследствии, выбор этот был неслучаен.

После того, как меня рукоположили в священники, вот уже почти 20 лет я служу настоятелем храма Сретения Господня в селе Борское Борского района Самарской области. И когда только начиналось мое настоятельство, в Борское приехал спортивный тренер Алексей Горбанюк. Он организовал военно-патриотический клуб «Соратник». И чтобы воспитывать ребят в подлинно русском духе, клубу присвоили имя святого благоверного князя Александра Невского. Потому что хотелось закалять не только тело, но в первую очередь дух молодых людей. За двадцать лет своего существования клуб «Соратник» вышел на всероссийский уровень турниров. Соревнования, которые мы устраивали, также посвящались памяти Александра Невского и назывались - турнир «Щит Невского». Для участия в турнирах приезжают ребята из многих городов и весей России, стран ближнего зарубежья, и конечно, нашей митрополии. Участники занимаются рукопашным боем, реконструкцией древних битв, они сражаются, выносят «щит Невского», проводят крестный ход по Борскому. То есть Александр Невский почитается в Борском уже много лет. Скоро участники клуба приедут к нам в монастырь.

Мы организуем их питание и ночлег. Они поживут здесь, чтобы почувствовать монастырский дух.

Мне кажется, военно-патриотическое воспитание молодежи уже заложено в будущую деятельность монастыря благодаря нашему небесному покровителю. Ведь, как известно, в святом благоверном князе Александре органично сочетались качества замечательного воина и полководца, лидера нации, носителя православного самосознания и молитвенника, в конце жизни принявшего монашеский постриг. Безусловно, это очень яркая, выдающаяся личность в русской истории, некоторыми своими свойствами характера он близок Александру Суворову, а другими - Сергию Радонежскому. Поэтому он так любим русским народом, и сейчас без него мы не можем обойтись, ибо наступило время, когда будут востребованы такие характеры.

-А как Вы узнали, что станете настоятелем этого монастыря?

-  Вызвал меня к себе владыка Никифор и сказал, что есть решение возложить на меня это послушание: «Девятнадцать лет вы прожили в Борском на приходе, и чтобы не застаиваться, приступайте к новому делу».

А у меня последние два года возникала такая мысль, что монах должен жить в монастыре. Вроде вся жизнь налажена, сложились хорошие отношения с местной администрацией, много знакомых, все идет гладко, и как будто чего-то не хватает. Все-таки я уже не первый год монах. Поэтому на предложение архиерея ответил: «Благословите, Владыка».

-  Когда Вы стали монахом? Как это произошло?

- В 2000-м году. Как-то я приехал в храм Преподобного Сергия Радонежского, меня встретил настоятель этой церкви отец Георгий (Шестун), и я с ним посоветовался. Я этого хотел, но опасаясь искушения, испросил духовного совета своего наставника. А он сказал:   «Вот  скоро  приедет отец Мирон, старец из Псковской епархии, проводить в нашем храме отчитки, и мы тебя пострижем». Мне было бесконечно радостно это слышать.

Действительно, скоро в Самару приехал архимандрит Мирон (Пепеляев), и он посетил Борское. Мы с ним разговорились, в итоге я услышал: «Завтра узнаешь свое монашеское имя».

Утром я просыпаюсь, а на столе стоит открытка духовного содержания, на обратной стороне которой написано: «Анания». Написал прошение владыке Сергию, он благословил, и был назначен постриг. Постригал меня в Воскресенском соборе Воскресенского мужского монастыря Самары игумен Серафим (Глушаков) (ныне епископ Анадырский и Чукотский). Восприемником был архимандрит Мирон. Это был праздник Святителя Николая зимнего. Что интересно, в Бинарадке сельский храм также освящен в честь Святителя Николая. За последние годы на том месте, где была старая небольшая церковь, построили новый красивый храм. Получается, что сейчас Николай Чудотворец забрал меня к себе. Теперь я в этом храме (Святителя Николая) настоятель.

-  Отец Анания, как Вы пришли к Богу, наверное, кто-то из Ваших родственников был верующим?

- Бабушка по матери была глубоко верующим человеком. Она много молилась, верила, что и мы, ее дети, внуки рано или поздно не сможем без веры. Говорила: "Вы еще походите в храм, походите, ваше время еще придет, обязательно придет".

- В результате она оказалась права. А как Вы пришли в храм?

- У меня заболела мама. Приговор врача был страшен и неожиданен: последняя стадия рака, сделать уже ничего нельзя, готовьтесь к худшему, жить ей осталось максимум - неделя. Но Господу было угодно, чтобы на моих глазах произошло чудо исцеления, и моя мама жива до сих пор. А с тех пор прошло 20 лет.

Когда мы с сестрой Ириной узнали об этом диагнозе, а моя сестренка тогда уже начала ходить в церковь, то она сказала: «Пойдем в храм. Больше помощи ждать неоткуда. Пошли за маму просить, а там как Бог даст». Мы так и сделали.

Примерно через месяц мы с мамой приехали на прием к врачу в онкологический диспансер, который находится рядом с Покровским собором. Практически эти два здания разделял общий забор. И там врач в нашем с мамой присутствии сказал другому: «Что они тут ходят, ей жить-то осталось несколько дней, а они все в больницу идут». Не нужно рассказывать, какое это производит впечатление. Мы вышли оттуда, и я сразу повел маму в Покровский собор к чудотворной иконе Божией Матери «Взыскание погибших». Мама стояла красная, растерянная, а я что было сил, как только мог, молился, просил помощи. И видимо, я тогда многое пообещал Богу. Сегодня и не помню, что говорил тогда. А мама, на удивление окружающих, постепенно выздоровела.

Через два года после этого события меня потянуло в церковь. Зайду, а там одни бабушки стоят, смотрю на икону Спасителя, и уходить не хочется. Мне было тогда 27 лет. Такой модно одетый, стою среди старушек, и мне так хорошо, спокойно, радостно.

Я тогда работал на стройке и стал ходить в церковь. Однажды перед причастием я прочитал в православной книге: если что перед Чашей спросят тебя, то отказываться нельзя. И вот я подхожу к причастию, а наш батюшка, ныне покойный протоиерей Иоанн Михнюк (жил я тогда в Безенчуке) спрашивает: «Андрей, пойдешь в семинарию учиться?» Помня о прочитанном, сказал: «Пойду». Через две недели батюшка мне говорит: «Я уже договорился, тебе надо ехать сдавать экзамены в семинарию». Я взял его благословение и стал собираться.

Тогда это еще было духовное училище. Я попал в первый выпуск. Из моих сверстников вместе со мной учились отцы Николай Советкин, Георгий Ломако, Анатолий Урсув и много-много молодых ребят, которые сейчас заслуженные протоиереи, со многими из них я до сих пор поддерживаю дружеские отношения. Где-то через месяц после начала учебы меня рукоположили в дьяконы.

-   Сколько Вам тогда было лет?

-   Двадцать семь. Через восемь месяцев меня рукоположили в священники, я перевелся на заочное отделение и стал служить в Борском, куда меня направили настоятелем Сретенского храма.

-А когда Вас стали посещать мысли о монашестве? Вероятно, жизнь в Борском приучила к уединенной жизни? Ведъ там при храме у Вас была небольшая община?

- Не помню точно, когда это произошло, но я полюбил уединение, мне стало нравиться быть одному. Когда одноклассники приезжают в гости, они удивляются, как ты здесь живешь один. А мне хорошо одному, с Господом.

Раньше я был очень общительный человек, имел много друзей, мы и до сих пор перезваниваемся или встречаемся, но уже нет того стремления часто видеться, как раньше.

Когда находишься один, в каждом своем шаге стараешься понять, а как Господь посмотрит на это, как Он отнесется к тому, что ты сейчас делаешь. Это чувство, что всегда Господь на тебя смотрит, всегда тебя видит, появилось само собой.

- Как происходило Ваше назначение?

- Утверждает настоятелем Священный Синод. Перед этим я был в Москве - возил в Патриархию документы на монастырь: прошение от архиерея, характеристику, автобиографию и т. д. Потом мне назначили время собеседования с архиепископом Сергиево-Посадским Феогностом, наместником Троице-Сергиевой Лавры. Там я жил сутки, был на вечерней службе, а утром мы вместе с владыкой Феогностом служили литургию в Троицком храме, у мощей Преподобного Сергия. Это незабываемые впечатления.       

После литургии он меня все обстоятельно расспросил: сколько братии, как служим, подчеркнул, что в монастыре литургию нужно служить каждый день, и благословил меня на стажировку в Оптину, посмотреть, как организована жизнь монастыря: «Езжайте в Оптину пустынь на традициях святых преподобных оптинских старцев делание своего монастыря направлять».

Через неделю я был там. На меня эта поездка так повлияла, такое было напряжение, что по возвращении у меня кровь из носа пошла.

-  После беседы с владыкой Феогностом Вы уже знали, что будете настоятелем, монастыря?

-  Нет, заключительное слово должен сказать настоятель обители, куда тебя отправляют на стажировку. В данном случае отец Венедикт, наместник Свято-Введенской Оптиной пустыни. Удивительно замечательный, славный монастырь. Там очень много духовных людей. Сам наместник похож на прп. Серафима Саровского - такой доброжелательный, участливый, радостный. Жил я там две недели, ко мне присматривался и потом благословил на игуменство.

Что интересно, в Оптиной я молился у мощей преподобного Амвросия Оптинского и акафист там читал с хором, четыре раза причастился у мощей старца в Казанском храме, и решение об образовании нашего мужского монастыря на заседании Священного Синода принималось именно в день празднования прп. Амвросия Оптинского.

-  А когда Вы узнали, что отец-настоятель Вас утвердил?

-  Когда мы прощались, он меня благословил и подарил написанную от руки икону Оптинских старцев. Я его обнял, поблагодарил. Такой удивительный батюшка, его невозможно было не обнять. И отец Венедикт напутствовал меня словами: «Езжай, все будет хорошо».

- Отец Анания, расскажите о пребывании в этой Богом благословенной обители.

- Я просто открыл для себя Оптину пустынь. Обычно я стараюсь ездить на Афон через год-два, а тут меня командировали в Оптину. Я пробыл там две недели и понял, что Оптина - ничуть не менее духовное место, чем Святая Гора. Настолько там все устраивается чудесным образом, там очень хорошо.

Приехал туда по благословению архиерея с командировочным удостоверением. Чтобы посмотреть, как там организована   монашеская   жизнь, хозяйствование, как ведется богослужение. Общался с благочинным, с келарем.

-  Чем Вы занимались там две недели?

-   Ознакомлением с монашеской жизнью во всех ее разнообразных проявлениях. От совершения богослужения до различных послушаний. Очень хорошо, что у нас есть подгорский монастырь, где мы многому учимся, но уж коли оказались в Оптиной, то и эту Богом данную возможность будем использовать. И отец Георгий (Шестун) нам учиться там посоветовал.

Сейчас задача впитывать все как губка, смотреть, запоминать. Ведь там монашеская жизнь отлажена столетиями, все выверено, проверено жизнью. Можно сказать, имеет качество древности. Отработан и устав монастырской общежительной жизни, нужно просто перенимать, даже записывать все.

Моя цель была подышать этим воздухом, посмотреть, как монахи друг с другом общаются. В общем-то, самое важное вот это. Все остальное: что-то там выкопать, закопать, накормить, картошку почистить и так далее - многое из этого мы знаем, и в армии это было, и в жизни. А вот отношение друг к другу - этому надо учиться. Они живут там как небожители. Во всяком случае, стараются. Хотя старшие строго спрашивают с остальных, без этого нельзя. Но все покрывает любовь.

- Батюшка, у Вас есть планы, как будет развиваться вновь созданный монастырь?

-  Владыка Никифор благословил меня переезжать из Борского в Бинарадку. Приходской храм Святителя Николая в этом селе будет подворьем нашего монастыря. Перевезем из Борского пасеку. Огороды будем сажать. И, конечно, молиться.

-  Теперь, отец Анания, Вам придется расставаться с Бор-ской землей, где Вы прожили 20 лет.

-  Да. За это время всякое бывало, отношения складывались по-разному, характер - то у меня - не сахар. Может, кого-то обидел, кому-то слово грубое сказал, кого-то не выслушал, пусть они простят меня, грешного. В глубине души я понимаю, что они простят, потому что мои сельчане - самые лучшие люди на земле. Я рад, что 20 лет прожил среди них.

-  Ваш монастырь в нашей митрополии, то есть в Самарской губернии, восьмой. А где брать монахов? Ведь на огороде их не вырастишь?

-   Очень много зависит от того, будет ли участвовать духовенство епархии и митрополии в становлении монастыря. На днях отец Евгений из Отрадного привозил на исповедь дьякона, его будут рукополагать в священники.

Вот когда к нам в Борское приезжал отец Мирон, было такое ощущение, как в детстве, когда встаешь, а папка дома. Мы живем, есть какие-то сложности, проблемы. А тут просыпаешься, отец Мирон уже ходит, что-то поет, вот он в трапез ной, а вот опять молится. Или ночью встаешь, а он акафист читает, у него свет включен. То есть полное впечатление, что глава семьи дома. Когда он приезжает - у нас все выздоравливают, И всем радостно, хорошо и спокойно. И люди уверены, что с нами ничего не произойдет. Потому что когда есть монахи, духовные люди, есть и спокойствие и уверенность, что все будет слава Богу.

- Мы знаем, что на новом месте, когда начинается духовная жизнь, всегда возникает невиданный энтузиазм, желание внести свою посильную лепту в общее дело.

- Конечно. Вот первый год, когда я учился в духовном училище, стал лучшим годом в моей жизни. Тогда у всех -  у братии, у преподавателей, даже у обслуживающих нас работников трапезной - было невиданное вдохновение. Какая-то неизбывная радость царила во всем. Постоянно присутствовала мысль: «Неужели так можно жить?» Потому что я возрастал совсем в других условиях. А тут рядом единомышленники, братья и сестры, все добры и предупредительны. Желают, чтобы другому было хорошо.

И нам теперь предстоит обустраивать обитель. Что заложим, что сделаем - то и будет. И, думается, если кто-то решит для себя потрудиться на ниве Божией - милости просим поучаствовать в этом благодатном деле.

Хочется отметить, что к нам уже приезжали казаки и предложили: «Давайте здесь у вас построим летний лагерь, будем привозить ребят и организовывать военно-патриотическое воспитание, воцерковление. Может быть, ради этого и создается монастырь. Перспектива, наверное, такая -заниматься с ребятишками, с молодежью, возгревать в них мирный боевой дух. Учить ребят мужеству, доблести и добродетели.

Мы же знаем, что мужество - это такое качество человека, когда он не испытывает страха, не теряет присутствия духа в самой опасной ситуации. В этом начало той любви, когда человек готов положить живот свой за други своя.

АДРЕС АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОГО БИНАРАДСКОГО МОНАСТЫРЯ:

Россия, Самарская область, Красноярский район, с. Старая Бинарадка, ул. Набережная, д. 64 А.

Михаил и Ольга ЩЕРБАК

 

Комментарии

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube