архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама

Главная Конкурс Жива память о них

09.04.201322:06
Просмотров: 934, комментариев: 0

Жива память о них

Жива память о них

 Моя Родина начинается с Заплавного. Здесь мои корни, здесь я родилась, росла. Перед глазами, как наяву, стоят все, кто был связан с моей судьбой. Вот улица Чернонебовка, вот Любимовка, вот другие уголки села с его деревьями посреди улиц, озерами, оврагами и, конечно же, рекой Самаркой. Я огорчалась развалом колхоза "Победа" и жизненных устоев села в 90-е года. Но верила в его возрождение. И вот теперь я радуюсь каждому успеху в жизни моей родины. Радуюсь, когда в газете появляется заметка об успехах сельчан. Меня радует творчество учеников школы, учителей. Радует, например, когда Хохлова - Ерицева Л.И. пишет о своих учениках. Сама она из местных. Знает все потайные уголки села, прививает детям любовь к родной земле.

   Школа - тоже часть Родины,  частичка жизни и судьбы.

    В 1944 году я пошла в школу. Стояла она в центре села, а я жила в другом конце Чернонебовки (Гвардейский конец). Нас было 4 подружки: Бурдина Рая, Требунских Валя (это я), Зайцева Валя и Репина Тоня. Вместе и окончили Заплавнинскую семилетку в 1951 году. В начальных классах была учительница Нина Никифоровна, приезжая, молодая, небольшого роста. Жила при школе в маленькой комнате. Руководительницей была удивительной!

    Не должна быть забыта и старейшая учительница начальных классов Прасковья Григорьевна Гридяева.  Жила она на улице Малиновка, крайний дом от дороги. Семьи у нее не было, жила одна, посвятив себя просвещению. К сожалению, умерла рано, в одиночестве и бедности. О ней говорили: "древняя учительница". В начальных классах в те года была еще учительница из местных - Александра Ивановна Требунских.

    В 5-м классе мы учились уже в другой школе, а в центральной был ремонт: стояла та школа на горе, напротив действующей церкви на другом конце села. Мы, чернонебовские, ходили прямо через овраги Дрожжиновский и Березовский. Часто в Березовском останавливались перекусить и отдохнуть (3 км расстояние). Иногда некоторые ребятишки так и оставались в овраге, а потом вместе с нами шли домой. Учились с нами и дети из с. Клары Цеткин, "коммунские" их звали. За одной партой сидели по трое. Я сидела с Сарафанниковой Валей и Темлянцевой Аней. Помню Коростина Толю и Умного Толю. Они сидели вдвоем. Два Толи - так их звали. Коростин окончил техникум и работал в Борском автохозяйстве механиком, Умнов окончил пединститут и работал в Куйбышеве журналистом. Школа представляла обыкновенный деревянный дом, пять створчатых окон и крыльцо - на восточную сторону. Вокруг пустырь, на этом месте теперь мехдвор фермера Михайлова, а в 80-е годы зернохранилище и зерноток колхоза "Победа".

    В 5-м классе хорошо запомнила учителя литературы и русского языка. У нас сначала не было учителя по этому предмету. И вот в середине года пришла старенькая женщина с иссохшими руками, седоволосая, высокая. Был урок по "Слову о полку Игореве". Сидит она за столом, сложив руки ладонями на уровне солнечного сплетения. Смотрит в окно отрешенно и читает: "Как ныне сбирается вещий Олег на бой с неразумным Хазаром..." Да так читает, что за душу берет, а сама плачет. У нас недолго была. Через 3 месяца умерла. Интеллигентная была старушка, из эвакуированных. И, видно, не понаслышке и книгам знала ужасы войны.

    Вот так она оставила память о себе чтением с чувством и со слезой "Слова о полку Игореве".

    Директором школы в это время был Гук М.С. Это был добродушный, небольшого роста коренастый мужчина. В центре на фото. По географии преподавала Чернышова Нина Павловна. Местная, заплавнинская. По арифметике - Марфа Тимофеевна. По рисованию - жена М.С. Гука. Посмотрите на фотографию. Кто узнает себя, а кто других вспомнит. Многих уж нет с нами. Но в памяти нашей они живут до тех пор, пока о них помним.

    В 6-м классе учились опять в своей школе (после ремонта) в центре села, на перекрестке улиц Чернонебовка и Любимовка. Был основной учебный корпус, а через 100 м. стоял деревянный дом на два класса: наш класс 6 "А" из коминтеровских и 6 "Б" из октябрьских (колхоз им. 16 лет Октября).

    На втором фото в центре - директор школы Николай Васильевич Петров.

Он преподавал немецкий язык, фронтовик. Высокий, статный, лицо немного бледноватое, пальцы длинные и особенно указательный правой руки. Он им обычно махал перед лицом хулиганов. Он заботился об учениках. Ходил всегда в черной шинели размашистым шагом. Чем больше времени проходит с тех пор, тем явственнее чувствуешь легендарность этого чувствительного, прошедшего дороги войны человека с большой буквы. Именно таким он помнится нам, его ученикам, а не "серой мышкой", не оставляющей след в сердцах.

    Геометрию преподавала его жена, Клавдия Васильевна, красивая женщина с тонким носом, немного суховатая и скуповатая на эмоции. Умело, профессионально преподносила свой предмет. Требунских А.С. - наш комсорг, энергичная любящая детвору девушка из местных.

    Рядом с директором с правой стороны - завуч школы. Скромный, неприметный, привлекательный мужчина средних лет.

    Размышляя о школьных годах и вообще о школе, понимаю, что гиперактивные  дети были во все времена. Находились среди них и "сорви голова". И я преклоняюсь перед всеми учителями за их терпение и труд. Такими они вошли в мою жизнь в те юные и детские годы, такими остались до сих пор.

    Неотъемлемой частью моей родины является церковь. В Заплавном было две церкви, одна из них - в центре села.  Я помню уже не работающую церковь. Разбитые окна, цоколь из красного кирпича, который долго не могли разобрать. Само строение деревянное. Красивая была. Иконы растащили, покоробили, разбили. Но под куполом! Вот где красота! Весь купол в иконах, а в самой середине ангелы летают. И все же разорили эту красоту. Мы, малые дети, по лестнице колокольной взбирались наверх, смотрели в разбитые окна на село.

    Священником в этой церкви был мой двоюродный дед - Требунских Павел Васильевич. Его сослали на Соловки. Отбыв там положенное время, вернулся домой и стал псаломщиком в работающей церкви в конце села.

    Посмотрела недавно кино "Страсти по Чапаю", где показали сожженную церковь, которую строили сельчане, а Чапаев Васька устанавливал крест. И вот он стоит на пепелище, сердце у него заходит, плачет: "Как же так - уничтожить свое же творение". А поджигателем-то был его брат. Вот так и я теперь чувствую, вспоминая те годы. И слава Богу, что сельчане сумели отстоять вторую церковь. А разоренная пошла на дело в колхоз, строили правление, дома-сторожки при фермах, школу, почту и т.д.

Я не осуждаю тех людей. Такие были времена. Просто скорблю.

В. РОЖНОВА, с. Борское.

 

Комментарии

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube