архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама

Главная Разное Прощай, “Сосновый бор”?

15.09.2012
Просмотров: 3579, комментариев: 2

Прощай, “Сосновый бор”?

Прощай, “Сосновый бор”?

Все хорошее когда-нибудь заканчивается. По-видимому, печальная участь скоро постигнет и туристическую базу, расположенную недалеко от Борского в Бузулукском бору. О ее прошлом и настоящем мы беседуем с В.П. Моисеевой, отдавшей "Сосновому бору" более четверти века жизни.

- Валентина Павловна, Вы находитесь в таком возрасте, когда женщинам уже можно его не скрывать. Вас не обидит такое начало беседы?

- Конечно, нет. Я родилась еще до войны - в 1940-ом году.

- А где?

- В Благовещенске на Дальнем Востоке. Отец был военным, и в 46-ом году его перевели на Чукотку - в Анадырь. Там я и выросла, а в девятнадцатилетнем возрасте приехала в Куйбышев. Затем вся трудовая жизнь была связана с 9-ым Государственным подшипниковым заводом. Теперь у него другое название: ОАО "Самарский подшипниковый завод".

- Кем Вы работали?

- Я технарь. Закончила машиностроительный техникум, а в ВУЗе на экономиста не доучилась. Работала шлифовщицей, мастером, старшим мастером на участке, где было семьдесят рабочих.

- А как попали в "Сосновый бор"?

- У 9ГПЗ была турбаза "За Волгой". Меня вначале послали туда, и я проработала ее директором четыре года. Потом вызвали в партком и сказали: "Нужно ехать в Борское". Я плакала - не хотела, но уговорили, пообещав вне очереди улучшить жилищные условия - дать новую заводскую квартиру. Так в декабре 85-го года я и оказалась директором турбазы "Сосновый бор".

- Вам известна история ее создания?

- Да, по документам, которые есть в районном архиве. В 65-ом году десять колхозов Борского района построили несколько корпусов пионерского лагеря "Орленок". Но в первый же год выяснилось, что сельские дети не очень охотно едут туда отдыхать, им и дома хорошо. И тогда районное начальство решило передать лагерь 9ГПЗ, который был, как принято было тогда говорить, шефом Борского района. У него в Немчанке еще было подсобное хозяйство. Не знаю, как договорились с колхозами, но все строения были переданы заводу. Он дополнительно построил 26 деревянных домиков, возвели еще несколько хозяйственных помещений, и турбаза начала работать. В 68-ом году я впервые приезжала сюда на отдых с мамой и дочерью и не думала тогда, что когда-нибудь стану здесь работать.

- Много ли заводчан в то время приезжало на отдых?

- Очень много. В 80-ые годы, когда началась моя деятельность, на заводе работало 15 тысяч человек, и каждое лето на базе проводили свой отдых около 2 тысяч заводчан. Сезон начинался 25 мая и заканчивался 1 сентября. Путевка на одну смену в 14 дней - представьте! - стоила первоначально 7 рублей, в конце 80-ых - 22 рубля, потому что большую часть ее оплачивал завод. Летом сюда для работы посылались 30 человек персонала, зимой оставалось шесть: директор, завхоз, четыре сторожа. Жизнь на базе кипела: были культорганизатор, физрук, действовала лодочная станция, до которой двадцать минут ходьбы. Днем лодками и катамаранами пользовались отдыхающие, ночью - борчане. В основном, молодежь. Договорятся со сторожем или напоят его - он и отдает им лодки. Утром приеду в затон, начинаю плавсредства собирать, сторожей отчитывать за разгильдяйство-бывало и такое.

- Но жители района пользовались и другими услугами турбазы?

- Конечно. Мы никому не отказывали, особенно когда заканчивался сезон отдыха. У нас большой зал в столовой, где можно провести любое мероприятие: юбилейный день рождения, свадьбу, встречу и т.д. Зимой отапливался один корпус и его можно было использовать, как гостиницу. Сколько у нас побывало разных людей, гостей и делегаций - сосчитать невозможно.

- Что изменилось в лихие 90-ые годы?

- Директору завода И.А. Швидаку, он был выдающимся организатором, удалось сохранить завод. Но численность работающих все же стала сокращаться, и теперь их, если не ошибаюсь, 3 тысячи. Завод уже не мог позволить тратить на содержание турбазы столько средств, как раньше. Мне объяснили, что нужно переходить на самоокупаемость. В общем, пожелали: "Как хочешь, так и выкручивайся". Так и крутилась, как белка в колесе, сокращая все расходы и поднимая постепенно стоимость путевок. Очень сильно подорожали электроэнергия, ГСМ и другие затраты. Продолжительность одной смены отдыха сократилась с 14 до 10 дней, и меньше стало отдыхающих, разумеется. Тем не менее, заводчане, привыкшие к своей базе, продолжали сюда приезжать.

- А в нулевые как жилось?

- В 2004-ом году руководство завода приняло решение уволить постоянных работников, а турбазу передать в аренду "Самарской доходной недвижимости".

- Что это такое?

- Дочернее предприятие, которому завод сдал в аренду все, что раньше называлось соцкультбытом: туристические базы, стадион, кафе и прочее. Мне предложили: "Хотите дальше работать, Валентина Павловна, берите турбазу в субаренду". Хоть я уже была на пенсии, но решила поработать по-новому. Оформилась индивидуальным предпринимателем по месту прописки в Самаре и заключила договор аренды имущества базы. По нему должна была за год выплачивать "Самарской доходной недвижимости" 200 тысяч рублей, а на оставшуюся прибыль развиваться, т.е. нести все расходы за электроэнергию, проводить ремонт, платить зарплату работникам и т.д. Турбаза продолжала принимать отдыхающих. Мне стала помогать дочь Людмила. Но у меня стали болеть ноги, и в 2008 году я все дела передала дочери. Она теперь зарегистрирована индивидуальным предпринимателем, а я ей помогаю.

- Судя по объявлению о продаже имущества, которое вы разместили 1 сентября в районной газете, ваша дочь намерена закончить предпринимательскую деятельность. Но где она сейчас находится?

- У ней проблемы со здоровьем - она отдыхает в Геленджике. Но вернется в конце сентября. Мы вместе приняли решение о прекращении договора субаренды.

- Но почему?

- Из-за убытков. В 2009-2010 годах прибыли не получили, а 2011-ый, как и текущий, принес нам только убытки. В этом году, например, на турбазе отдохнуло только 83 взрослых и пять дней пробыли 45 детей, приезжавших на спортивные соревнования. Один день пребывания на базе обходился взрослому в 850 рублей, ребенку - 500.

В итоге мы задолжали по договору аренды 70 тысяч рублей, которые придется изыскивать. Мы воспользовались правом расторгнуть договор, предупредив арендодателя за два месяца. До 30 сентября нам нужно завершить дела.

- Как можете объяснить, почему ваш турбизнес стал убыточным?

- Первая причина - конкуренция. Бор - хорошее место для отдыха. Но есть не хуже и ближе к городу - у Волги, например. Вторая причина - условия, на которых нам пришлось работать. Мы не собственники и ежегодно, через каждые одиннадцать месяцев, должны перезаключать договор субаренды. Если бы мы стали хозяевами, то тогда были бы заинтересованы в том, чтобы турбаза развивалась. За восемь лет нам пришлось отдать за аренду 1 млн. 500 тыс. рублей. 

- Вы не пытались стать собственниками?

- В 2006-ом году написали письмо директору завода о том, что база приходит в упадок, и просили ее нам продать за 1 млн. 200 тыс. рублей - такой стала ее балансовая остаточная стоимость. Такие деньги мы бы нашли. Но нам отказали, посчитав, видимо, что базу можно продать кому-то подороже. Но есть еще одно обстоятельство, которое может усложнить отчуждение. Дело в том, что турбаза - все строения - находятся на балансе завода, являясь основными средствами. ОАО еще не зарегистрировало право собственности на это имущество.

- А земля?

- И земля - 12 гектаров - тоже не является собственностью ОАО "Самарский подшипниковый завод". В свое время она была передана в бессрочное пользование. Территория относится к землям сельскохозяйственного назначения.

Когда мы отсюда вскоре уйдем, заводу, наверное, придется какое-то время охранять свое имущество. Только зарплата  сторожам в год составит около 300 тысяч рублей.

Боюсь, что если завод не предпримет срочных шагов для продажи турбазы, то сохранить оставшееся имущество ему не удастся - все будет растащено. Земля отойдет муниципалитету.

- Местную власть поставили в известность о уходе?

- Конечно. Сюда даже приезжал Э.В. Ардабьев и поинтересовался, нашлись ли покупатели на распродаваемое имущество.

- Кстати, нашлись?

- Кое-что продали из кухонного оборудования. Но кому нужны старая мебель и постельное белье? Стулья бесплатно отдали церкви для их воскресной школы. Много книг осталось в библиотеке. Тоже, наверное, придется раздать.

- С какими чувствами вы завершаете свою деятельность в "Сосновом бору"?

- Понятно, с какими - с грустью. Ведь столько лет было отдано этой работе. И очень хочу, чтобы нашлись люди, которые смогли бы выкупить турбазу, чтобы она осталась в районе. Я бы им даже помогла какими-то советами.

- Вы считаете, что в этот бизнес у нас можно вдохнуть жизнь - сами же сказали: "Конкуренция"?

- Но попытаться можно, если собственник будет с мозгами. Да, Самара далеко. Но недалекко Оренбург, Бузулук, Отрадный, Похвистнево, Нефтегорск и другие районы. Не все же рвутся на отдых на Волгу, Черное море или в Египет.

Самый целебный фактор в бору - это воздух, насыщенный фитонцидами. Я знала людей, которые страдали легочными заболеваниями, а приезжая сюда, поправили здоровье. Вода, которая добывается здесь из скважин, тоже хорошего качества. На территории можно сделать бассейн для детей, а расчистив от мусора затон, восстановить лодочную станцию.

- Но не исключено, что "Сосновый бор" постигнет участь другого места отдыха - турбазы "Олеся"? Когда-то там был даже пионерский лагерь имени Терешковой, а теперь остались помещения без окон и дверей...

- И это, к сожалению, не может быть исключено.

- Но себе спокойную старость вы обеспечили?

- Материально - да. У меня пенсия 15 тысяч. Сдаем с дочерью две квартиры в Самаре - еще 20 тысяч. Единственная внучка скоро получит диплом юриста и уже работает по этой специальности, получая 20 тысяч. Разве нам этих денег на жизнь в городе не хватит?

Но я до конца жизни, конечно, буду вспоминать время работы на турбазе. Здесь у меня появилась масса знакомых. Нам всегда помогали руководители местных предприятий и представители исполнительной власти, работники милиции. Нужен был пассажирский транспорт-заказывали в АТП. Нужно было расчистить дорогу - бульдозер давали ДРСУ или Управление ЖКХ. Наших отдыхающих всегда охотно принимали в вашем замечательном историко-краеведческом музее. К нам регулярно приезжали самодеятельные артисты из Дома культуры, народный хор ветеранов.

В свое время я купила две замечательные картины у вашего художника Н.Н. Чуканова - они висят у меня в городской квартире.

Около двадцати лет у нас проработали супруги В.Г. Кривоножкин и Р.А. Копнова. Они оставались сторожами  зимой, обеспечивая сохранность имущества и порядок на базе.

С теплотой вспоминаю медсестру Татьяну Татаренкову (она проработала несколько сезонов) и повара Галину Антимонову.
Работник РОВД И.А. Горбунов очень хорошо нам помогал, и тоже много лет.

- Почему именно ему вы благодарны?

- Потому что он делал это не только находясь на службе в ГАИ, но и во время летних отпусков. Он проживал в одном из домиков и одновременно нес дежурство, чтобы наших отдыхающих меньше беспокоили нежелательные гости из райцентра на мотоциклах.

В общем, всем борчанам пожелаю здоровья и благополучия.

Владимир ЦИЦОРИН

фото 1
В.П.Моисеева

фото 2
Пожарный водоем, сваренный из стального листа, пригодится борским лесникам - они его и забирают из "Соснового бора".

Комментарии
Гость
12.08.2013, 11:20

Очень жаль! Места сказочные.Действительно,нужен крепкий хозяин.

отдыхающий
01.09.2013, 11:44

пропали места отдыха моего детсва а какой там воздух...очень жаль

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube