архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама

Главная Разное Путь в небо

19.11.2013
Просмотров: 926, комментариев: 1

Путь в небо

   О подполковнике в отставке В.И. Мухине мы узнали от его друга. Сослуживец воспользовался Интернетом и решил разыскать своего командира, с которым летал на ИЛ-14. Мы подтвердили, что летчик проживает теперь в нашем районе и сами решили встретиться с ним. Валерий Иванович согласился приехать в редакцию, чтобы рассказать о своей судьбе - о жизни, связанной с авиацией. Он надел летную форму, прихватил фотографии и газету "Известия", которая о нем однажды опубликовала очерк.

 В Чуйской долине

- Валерий Иванович, были годы, когда профессия летчика была очень популярной и окутанной романтикой. Молодые люди стремились попасть и в гражданскую, и в военную авиацию. Летную подготовку получали и первые наши космонавты. А теперь и в космонавты мало кто мечтает попасть, а в пилоты гражданской авиации приходится приглашать граждан не России, а других государств. Вам от этого не грустно?

- Конечно, грустно, если профессия летчика стала терять престиж. Но положение, я думаю, постепенно поправится.

- Теперь поговорим о том, как Вы попали в авиацию. Где выросли, были ли у Вас родственники-летчики?

- Ни одного. Более того, они были даже против того, чтобы мое увлечение стало профессией. Родился я в Киргизии в 50-ом году в селе с названием Джанги-Джер, расположенном в тридцати километрах от Фрунзе (Теперь столица Киргизии называется Бишкеком - ред.). Дед по линии отца был из Днепропетровской области, и звали его Яков Муха. В Среднюю Азию попал во время прохождения воинской службы в Царской армии, там и осел. Отец мой родился в 1915 году, и его фамилию переиначили с украинского на русский. Так мы стали Мухиными.

А мама родилась в ваших краях - в Усманке. В 30-ые годы прошлого века молодежь посылали из центральных областей страны в южные союзные республики, чтобы поднимать их экономику и культуру. Она поехала работать поваром, там познакомилась с отцом, и в 36-ом они поженились. Отец большую часть жизни работал шофером.

- Большая ли семья у него была?

- Детей появилось четверо - две сестры и два брата. Причем, двое родились до войны, двое - после.

- Отец был участником Великой Отечественной?

- Не только. В начале он оказался в Финляндии, которую мы хотели быстро приструнить, но оказались плохо подготовленными и в итоге пошли на перемирие. Отец после этого продолжил срочную службу, которая перешла на пять лет во фронтовую. Он был разведчиком и до конца жизни носил в себе осколки, полученные при ранениях.

- Чем занималось население в Джанги-Джере?

- Эта часть Киргизии находится на севере республики и называется Чуйской долиной. Здесь плодородные земли. Совхоз занимался, в основном, выращиванием свеклы и конопли.

- Вы не ошибаетесь - конопли?

- Не ошибаюсь. На пенько-джутовых фабриках из конопли делали канаты, веревки, мешки. Для этого используется кора растения. Но когда в 60-70-ые годы распространилось поветрие собирать еще и пыльцу, обладающую наркотическим действием, коноплю возделывать перестали, а дикие заросли стали уничтожать. Естественно, жители разводили и разный скот: крупно-рогатый, овец, коз, лошадей.

 Диплом инженера

- Когда и где впервые увидели самолет?

- В раннем детстве. Во Фрунзе был аэроклуб, и вокруг него - несколько пилотажных зон, в которых совершались полеты. И мы, пацаны, с интересом наблюдали за тем, как рядом с нашим селом летчики исполняли разные фигуры пилотажа. В то время я, конечно, не думал, что сам когда-нибудь стану летать. Еще одно воспоминание детства связано с первым полетом на пассажирском ЛИ-2. Старший брат работал на целине в Казахстане, и мы летали туда с ним. И когда я увидел экипаж - все в красивой форме с галстуками, то подумал: "Вот у кого настоящая работа!" Мне было пятнадцать лет. Нужно добавить, что в селе я прожил только девять лет, а потом семья перебралась во Фрунзе. На окраине столицы отец получил участок земли, и мы постепенно начали строить дом. С третьего класса я учился в городской школе.

- Хорошо учились?

- Мне больше нравились точные дисциплины: математика, физика. Но одна из моих сестер стала филологом, она меня и к гуманитарным наукам приобщала. В общем, среднюю школу закончил без троек. Профессию выбрал техническую. Поступил во Фрунзенский политехнический институт по специальности "технология материалов, металлорежущие станки и инструменты". Но мечтал , тем не менее, о военном летном училище.

- Почему же там не оказались?

- Родители и все остальные родственники были категорически против. Почему-то они считали, что профессия авиатора - это что-то недосягаемое для простого парня с городской окраины. Они думали, что в летное училище можно попасть только по протекции. Они мне психику сломали: "Кто ты такой и получится ли из тебя летчик? Иди в инженеры - кусок хлеба всегда заработаешь".  И я выбрал "земную" профессию. Во время учебы звезд с неба не хватал, но учился хорошо и через пять лет получил диплом инженера.

В аэроклубе

- Но с мечтой об аэроклубе, я догадываюсь, не расстались?

- В некотором смысле я пошел на компромисс с родителями. Стал учиться в политехническом, а через год записался в аэроклуб, где четыре года, параллельно с занятиями в ВУЗе, учился летать на спортивных самолетах. Родители вынуждены были с моим вторым выбором смириться.

- Наверное, непросто было совмещать учебу в институте с занятиями в клубе?

- Конечно. Я лишал себя многих обычных развлечений студента. Но зато получал большое удовольствие от занятий в аэроклубе, а особенно - от полетов. Программа обучения была довольно серьезной. Пять раз в неделю с 18 до 22 часов - теоретические занятия (с октября по май). Изучались конструкция самолета ЯК-18, конструкция двигателя, штурманская подготовка (самолетовождение), парашютная подготовка. Уставы изучались, поскольку ДОСААФ считалась полувоенной организацией. В общем, загружен я был под завязку. Уходил из дома в институт в семь утра, а из аэроклуба возвращался затемно.

- Кто занимался в аэроклубе? Были ли в нем девушки?

- Контингент - самый разный. Но студентов-очников мало. В основном, ребята-производственники - с заводов и других предприятий. Было и несколько девушек.

- Отсев происходил?

- Уходили пять-шесть из группы, в которую набирали человек тридцать. Управлять самолетом, как показывает практика, способен научиться не каждый. Из военных училищ тоже бывает отсев. Что самое сложное в управлении? Посадка. Нужно "почувствовать" машину, чтобы на скорости 150 км/час ее правильно выровнять. Самолет должен плавно касаться земли сначала задними колесами, потом передним. Вот это удается не всем. Если одна-вторая-третья посадки идут "козлом" - с подскоками, то, как правило, уже ничего не поделаешь.

На последнем курсе, когда сборная СССР улетала на чемпионат мира, мне посчастливилось участвовать в чемпионате  страны и я получил звание мастера спорта по самолетному спорту.

- Скажите, за обучение в течение четырех лет приходилось ли платить деньги?

- Ни копейки. Все за счет государства. Нам и форму выдавали, и питанием обеспечивали.

- После окончания аэроклуба также выдается диплом?

- Нет, летная книжка. Я ее и предъявил, когда явился в очередной раз в военный комиссариат. В политехе была военная кафедра, и я должен был прослужить два года офицером. Спросил: "Можно ли мне будет вместо командира мотострелкового взвода получить какую-то летную должность?" В летной книжке было указано, что на ЯК-18А я налетал 200 часов. После этого меня и перевели в летный состав, и я оказался летчиком. После ВУЗа несколько месяцев поработал инженером на заводе, попал в делегаты 17-го съезда ВЛКСМ. По этому поводу обо мне появилась статья в "Комсомольце Киргизии", и меня пригласили для беседы в одну серьезную организацию под названием КГБ. Спросили: "Не хотите ли послужить в погранвойсках?" Я ответил, что мне уже обещана служба в авиации. "А в пограничных войсках тоже есть авиация, - пояснил мне сотрудник ведомства. - Вот в такую часть мы вас и призовем". Я согласился, и с осени 74-го года началась моя летная служба.

От Воркуты  до Афганистана

- Как Вы смогли приступить к службе, если до этого летали только на одном самолете - спортивном ЯК-18А?

- Меня отправили на переучивание в Петрозаводск. В военных летных училищах курсантов первоначально обучают на легких спортивных самолетах Л-29 чешского производства в течение 30-40 часов. У меня налет был в аэроклубе в пять раз больше. Поэтому я без труда освоил АН-24, ИЛ-14. Служба пошла в качестве второго пилота. Через год предложили стать кадровым офицером - командиром на ИЛ-14. В военном варианте это самолет-грузовик для доставки десанта, техники и многих других грузов. Максимальная взлетная масса - 17,5 тонн.

- Если по конкретнее, то в чем заключалась служба в пограничных районах?

- Мы базировались на военном аэродроме около Петрозаводска, где были самолеты разного назначения, в том числе истребители МИГ-15 и СУ-17. Они служат для перехвата и уничтожения воздушных целей. А назначение ИЛ-14, кроме переброски грузов, - это выполнение полетов в интересах охраны границ - разведка и наблюдение за всеми судами в пограничных и нейтральных водах. Появилось неизвестное судно, катер, лодка - нужно их сфотографировать и передать информацию береговой службе. Пограничный катер выйдет и разберется.

- Сколько человек в экипаже ИЛ-14?

- Шесть: командир, пилот, штурман, бортинженер, радист, бортмеханик. В отличие от гражданского судна, обязанностей у экипажа военного самолета значительно больше: самим приходится и заправить машину, и зачехлить, и загрузить, и груз зашвартовать, и мелкий ремонт провести. Радист и бортмеханик - прапорщики, остальные члены экипажа - офицеры, окончившие военные либо военно-технические училища.

- Вас никогда не смущало, что у Вас, как командира, фактически нет военного летного образования?

- Вначале смущало, что я попал в военную авиацию не классическим путем, а через аэроклуб. У меня даже возникла мысль: не поступить ли и мне в военное училище? Этот вопрос я задал комиссии, которая прибыла с проверкой в нашу часть. "А зачем? - задали мне встречный вопрос члены комиссии - Вы инженер-механик. Офицерское звание присвоено в институте. Налет у вас более, чем достаточный. Службу несете хорошо. Чему еще вас могут научить в военном училище? Можете теперь хоть в академию поступать - так что летайте".

- А где еще пришлось летать-служить?

- Там, куда переводили. Из Воркуты приходилось несколько лет летать в  высокие широты, вплоть до Северного полюса. Оттуда перевели на самый юг - в Душанбе. А завершил службу в Йошкар-Оле. И была еще одна командировка в Афганистан в конце войны. Летал командиром на АН-26, совершил 77 боевых вылетов.

- Как грузовой самолет типа АН-26 может быть защищен от "стингеров"?

- Над аэродромом и вокруг него расположена зона безопасности - там нет моджахедов со "стингерами". Самолет в этой зоне может подняться по спирали до 7 тысяч метров и стать недосягаемым для поражения ракетой с земли. При полете на более низкой высоте производится рассеивание теплового следа, чтобы "стингер" поражал не самолет, а тепловое облако. Но иногда самолеты все же сбивали, и экипажам приходилось выбрасываться с парашютами. Нам повезло - мы ни разу не падали.

В отставке

- В каком возрасте Вы вышли в отставку, став военным пенсионером?

- Прослужил в авиации 24 года, уволившись с должности командира эскадрильи в возрасте 48 лет. А выслуги было 48,5 лет.

- ?

- На летной работе один год засчитывается за два. Если участвуешь в военных действиях, как, например, в Афганистане, то этот стаж увеличивается в три раза. Когда стаж службы превышает физический возраст, военные шутят: "Родился в сапогах". То есть стал военным как бы уже при рождении.

- Ваша жена не пожалела, что вышла за военного?

- Нет. И это даже не отразилось на ее профессиональной деятельности. Как и я, она закончила политехнический во Фрунзе, но по специальности "технолог". Мы всегда жили в городах, где она почти всегда могла устраиваться на работу по специальности.

- А дети пошли по вашим стопам?   

- У меня два сына, и оба собирались стать летчиками. Старший поступал в Балашовское училище, но срезался на вступительном эк замене и больше поехать туда не решился. Закончил в Йошкар-Оле строительный институт. Младший не прошел в училище комиссию по зрению и через год поступил в академию Жуковского - туда был объявлен набор абитуриентов-школьников. Закончил. В дипломе: "эксплуатация самолетов и двигателей". Работает по специальности в Москве, получил служебное жилье.

- Ну, и последний вопрос: как и почему оказались в Усманке?

- Через год после увольнения оставили старшему сыну квартиру и перебрались с женой в г. Энгельс, там проживал мой старший брат. Купили маленький домик и стали вести спокойную размеренную жизнь. Участок земли - 40 соток. Но в 2010 году брат умер, тогда и решили перебраться в Усманку,  где живет моя родная сестра, двоюродные братья, сестры, племянники. И здесь купили дом. Электричество, газ и вода есть, жить можно. Обустраиваемся понемногу. А когда совсем состаримся, переберемся поближе к своим детям.

- И в завершение - о сослуживце. Он обнаружил на сайте статью "БИ" "Встреча с военным летчиком", опубликованную 28 февраля текущего года и сообщил нам, что Вы с ним "охраняли арктические рубежи". Но когда уехали из г. Энгельса, он потерял с Вами связь...

- Спасибо, что ваша редакция помогла нам вновь найти друг друга. Роман Исланов - мой радист. Мы служили с ним в Воркуте. Сейчас он живет в Подмосковье.

 

 Владимир ЦИЦОРИН

Комментарии
Р.Исланов
29.11.2013, 18:03

Вот такой скромный мой первый Командир Влерий Иванович, не рассказал в каких условиях летали по Арктическим просторам нашей Родины СССР... Когда не было погоды на вылет Валерий Иванович вылетал, а когда не принимал аэродром он принимал решение и благополучно приземлялся, конечно читатель скажет сплошное нарушение летных законов, да есть нарушении, но в Арктике не всегда погодные условии позволяли выручать пограничников границы и поэтому рисковали и этот риск всегда оправдывался. Не зря его родной самолет Ил-14 бортовым № 20 сейчас находится на постаменте при вьезде на не менее родной аэродром г.Воркуты и встречает своим "грозным" видом молодое поколение пограничных летчиков ФСБ России. Спасибо сотрудникам редакции за помощь в поиске моего командира и за такую замечательную статью про Валерий Ивановича... Желаю всем сотрудникам "БИ" крепкого здоровья ,семейного счастья и удачи. с Уважением Р.Исланов

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube