архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама

Главная к 70-летию Великой Победы Я все-таки тебя нашла

25.03.2015
Просмотров: 644, комментариев: 0

Я все-таки тебя нашла

   Уважаемая госпожа Кожанова, в нашей базе данных имеется только один документ - персональная карточка 1. Согласно записи в этом документе Ваш родственник попал в плен 14.08.1942 года под Брянском, находился в лагере Офлаг 336 (Калвария). Он умер 10.04.1943 года. Причина смерти - дизентерия. Он был похоронен на кладбище военнопленных при лагере. Город Калвария (Литва) располагается в 70 км от Каунаса. Лагерь находился на его южной окраине.

   Такой ответ на запрос в г. Дрезден получила 77-летняя жительница Борского Л.Г. Кожанова, которая всю сознательную жизнь пыталась найти хоть какие-то сведения о своем отце - без вести пропавшем во время войны лейтенанте Григории Ивановиче Вдовине (1904 год рождения). Эти строки она прочла спустя 72 года с тех пор, когда в дом многодетной семьи пришла страшная весть с фронта...

... А ваш-то  в Германию уехал

Мы с Лилией Григорьевной сидим в уютной гостиной ее дома. Хмурый мартовский день за окном только и располагает к тому, чтобы говорить о грустном и о былом. Мысленно преодолеваем барьер времени, чтобы оказаться в Мойке за несколько месяцев до начала войны с фашистской Германий.

Супруги Вдовины с пятью детьми только что приехали в село на голое место, чтобы обосноваться здесь навсегда. Первому сыну, Павлу, шел пятнадцатый год, самому младшему Коле не исполнилось и двух лет. Еще были дочки Маша (1931 г.р.) и Лиля (1937 г.р.), и сын Санька (1933 г.р.). Глава семейства Григорий сразу взялся за строительство дома. Для того времени он считался человеком грамотным, потому как окончил 7 классов. На постой ни к кому не стали проситься, с женой Прасковьей соорудили лачугу из кольев, умазав глиной от сквозняков. Так и жили до самых холодов.

Но не успел хозяин довести дело до конца - забрали на фронт. Один из соседских мужиков пожалел детей. Сам сходил к строителям и под честное слово, что Прасковья расплатится, когда вырастит бычка, уговорил их достроить дом. Те сделали крышу, окна, настелили полы. Колхозное руководство, видя, как трудно приходится Вдовиным, выделило им пуд гороха. Заработанное зерно Григорий отдал государству по первому кличу: все для фронта, все для победы!

Женщина трудилась в колхозе сразу на нескольких работах. Была дояркой, свинаркой, ухаживала за телятами. Павла зачислили в тракторную бригаду. Маша тоже "ходила в колхоз".

Письма с фронта приходили регулярно. В последнем Григорий писал: "... Тут такая война идет - не видно ни земли, ни неба. Над нами кружат стальные чайки. Где находимся, не известно. Буду жив, напишу".

Тогда под Брянском в августе 1942 наши войска оказались в окружении. В числе попавших в плен был и лейтенант Вдовин.

Письма от него не сохранились. После того как трепетно Маша читала вслух такие родные строки, дети помладше начинали ревностно тянуть заветный листок к себе со словами "мой папа". В итоге он рвался, а в таком виде был уже не нужен. За пропавшего без вести (так было указано в официональном письме с фронта) мужа и отца семья стала получать денежное пособие от государства.

Хорошим подспорьем был большой огород. На нем копошились даже самые младшие из Вдовиных. Сеяли просо, сажали картошку, тыкву, свеклу и еще много чего. В хозяйстве водили корову, овец, птицу, поросеночка в зиму обязательно выращивали. Сами косили траву. Приносили ко двору за спиной, спутав сноп веревкой. И так каждый погожий день. Когда травостой был влажным, время зря не теряли - шли за хворостом в ближайший лесок.

Победный май 45-го принес в село радость и надежду. Кого обошла стороной пуля-дура возвращались в родные семьи, кто-то слал весточки о том, что задерживается на службе.

В сердце Прасковьи Вдовиной была пустота от гнетущей изматывающей душу неизвестности. Сельская ребятня, не осознавала, какую боль наносит ее детям, когда, бегая по улочкам, размахивала "папкиными письмами". А при случае, если получалась ссора в игре, каждый раз бросала в сторону вдовинских ребятишек:

- А ваш-то, наверное, в Германию уехал.

Тогда младший из них Колька давал волю своим кулакам.

Повоевать с немцами пришлось и старшему сыну Вдовиных - Павлу. В боях он получил ранение под Польшей. Пока лежал в госпитале, война закончилась. Отправили долечиваться домой.

Поиск длиною в жизнь

В 1958-м большая семья переехала в Борское. Все это время Прасковья Андреевна маялась мыслями о муже: где искать? Чуть позже, примерно в 1962-м, к поискам уже подталкивала сложившаяся ситуация, когда женщину намеревалось выселить из квартиры руководство ПМК. Предприятие предоставило семье жилье в связи с тем, что сыновья Прасковьи Андреевны тогда работали здесь. Когда все разъехались, уволившись из ПМК, и встал злополучный вопрос о выселении.

Одна знакомая посоветовала женщине сделать запрос в Подольский военный архив (о существовании других она попросту не знала). Добродетельница полагала, что информация, которая что-то прояснит в судьбе лейтенанта  Григория Ивановича Вдовина, поможет его жене не остаться без жилья. Но данных на этого бойца в архиве не оказалось. Просили лишь обратиться сюда снова через какое-то время. Второй запрос семья сделала лет через пять. И все тоже самое.

А Прасковью Андреевну из квартиры все-таки выселили. Ни ее слезы в суде, ни убедительные доводы младшей дочери Лилии о тяжелых судьбах вдов войны не подействовали на противоположную сторону. Женщина ушла жить в семью старшей дочери Марии.

Волна притупившихся дум об отце накатилась на Лилию Григорьевну с новой силой, когда она с волнением перебирала телеграммы, пришедшие на адрес районной общественной организации инвалидов. Состоявшие в ней участвовали в сборе информации, материалов по землякам, погибшим в ВОВ, для издания книги памяти.

Лилия Григорьевна устроилась в эту организацию бухгалтером после ухода по инвалидности с основной работы старшего экономиста в отделе статистики. Имя ее отца оказалось в одной из корреспонденций и снова в числе без вести пропавших. Годы шли, надежда найти папу угасала...

Это случилось в прошлом году: Лилия Григорьевна услышала по радио о поисковой организации "Шинель". Быстренько записала адрес и не мешкая отправила в нее запрос. Ответ был коротким - данных на вашего родственника не имеем.

Буквально в это же время из Москвы позвонила двоюродная сестра мужа и ошарашила родственницу известием. Ее сын, зайдя на один из поисковых сайтов сети Интернет, наткнулся на информацию. В ней совпадало все - место жительства, год рождения, имя супруги и другие данные на лейтенанта 350 дивизии 176 стрелкового полка, члена РКП (б) Григория Ивановича Вдовина. "Погиб. Место захоронения не известно".

Теперь в голове Лилии Григорьевны родились новые вопросы: где и при каких обстоятельствах погиб? где похоронен? Разговорились с родственницей, работающей в военном комиссариате села Борское. Та дала адрес Центра документации истории сопротивления и репрессий в национал-социалистической Германии и в Советской зоне оккупации, что находится в городе Дрезден (Германия).

Безымянное  кладбище

Лилии Григорьевне ответили через несколько месяцев. Она не поверила своим глазам. Женщина держала в руках несколько листов с печатным текстом, которые поставили точку в военной истории ее семьи. К письму прилагалась копия персональной карточки Г.И. Вдовина и описание поездки на место захоронения пленных офицерского лагеря 336 в Литве. Его автор - женщина (имя не указано) из России, посетившая вместе с сестрой эти места весной 2012 года.

... посетили мы кладбище, расположенное в центре Калварии, где похоронены советские военные, погибшие в боях при взятии города нашими войсками в 1944 году. Это кладбище ухожено, имеется ограда, памятник, могильные плиты с указанием фамилией. Там их около двух тысяч.

Но основное наше внимание было уделено бывшему концлагерю офлаг 336. В него немцы превратили военный городок. На его территории до сих пор в целости сохранилась длинная трехэтажная кирпичная казарма, построенная еще во времена Российской империи. Ранее их было две, одну разобрали по кирпичам. В этих казармах и содержались военнопленные. Расстреливали и хоронили их на месте, где в 80-х годах был построен (и стоит сейчас) пятиэтажный жилой дом для семей военнослужащих, и на поле, за ним. Это место массового захоронения сейчас представляет собой заросший высокой травой относительно ровный участок земли, выходящий к автомагистрали. Оно ничем не ограничено, не отмечено. Поле и все.

Мы высыпали горсточку земли, привезенной из России, поло жили цветы. Горсть той, литовской, земли взяли, чтобы увезти на родину. Поместим ее в мамину могилу, ведь она так и не узнала о судьбе своего мужа...

Печально, что два кладбища наших военных, погибших в 1941-1942 г.г. и в 1944 г. в одном населенном пункте, так кардинально отличаются друг от друга: одно ухожено, окружено заботой и вниманием, а другое безымянно...

Стало известно, что в сентябре 2012 года Управлением министерства обороны РФ рассмотрено обращение родственников погибших военнопленных в офлаге (Калвария) по вопросу увековечении памяти офицеров Красной Армии. Ведомство поддержало предложение об установлении памятника на месте нахождения концлагеря и месте гибели его узников.

В жизни нет ничего случайного. Когда стало известно место гибели Г.И. Вдовина, его внучка (старшая дочь Лилии Григорьевны) Ирина Викторовна Данилова вспомнила, что в студенческие годы вместе с сокурсниками педагогического института ездила в Литву и побывала в кузнице смерти. Тогда она об этом ничего не знала.

Человек, проводивший для группы экскурсию по местам бывшего концлагеря, рассказывала, что военнопленные содержались в небольших комнатах. Они были настолько набиты людьми, что ни сидеть, ни тем более лежать они не могли. Все время находились в положении "стоя". Их выводили по очереди и назад уже никто не возвращался. Здесь на офицерах советской армии фашисты ставили опыты: заражали их штаммами, а потом испытывали лекарства. Даже если человек выживал, его все равно ждала смерть от пули...

Лилия Григорьевна прочла все до последнего слова письма из Германии. И впервые за многие годы поисков испытала чувство радости при воспоминании об отце явно ощутив ту незримую нить, которая на веки вечные связывает самых близких людей.

- Папа, я все-таки тебя нашла...

Татьяна ГОРБУНОВА

Комментарии

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube