архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       

Реклама

Главная Общество Маленький подвиг

18.07.2015
Просмотров: 594, комментариев: 0

Маленький подвиг

    Борчанка Галина Васильевна Чернышова бережно хранит районную газету, где корреспондент рассказал о боевом пути ее отца, Василия Ивановича Попова. Связистом он прошел до Берлина, вернулся на родину с наградами.

Но была и неизвестная страничка в военной летописи ее семьи. Дед Галины Васильевны по материнской линии, Дмитрий Илларионович Бальков, до сих пор значится в Центральном архиве минобороны без вести пропавшим. Имеются данные, что он призван на фронт 13 ноября 1941 года, служил сапером в особой саперной батарее до июля 1942-го.

И только в этом году дальняя родственница поведала женщине его историю, которую той в свою очередь рассказала восьмидесятилетняя двоюродная сестра Валентина из Бузулука. Она является дочерью Ивана Андриянова, которого освободил из немецких лагерных застенков Д.И.Бальков. Между собой мужчины были двоюродными братьями, вместе призывались из Торпановки Оренбургской области.  Спасенный только перед смертью, в 1976 году, раскрыл своим детям и жене правду, которая была тайной всю его жизнь. Каким-то чудным образом ему удалось ото всех скрыть, что он из "власовцев", да еще прошел нацистские концлагеря. Тем самым он избежал послевоенных репрессий...

Торпановских было четверо, кто ходил в атаки с войсками 2-й ударной армии Волховского фронта под командованием генерал-лейтенанта А.А.Власова. Он был создан для срыва наступления немцев на Ленинград и последующего контрудара. Наши войска успешно прорвали оборону противника в районе населенного пункта Мясной Бор (на левом берегу реки Волхов) и глубоко вклинились в его расположение. Но сил для дальнейшего наступления не осталось.

Командующий Волховской оперативной группой генерал-лейтенант М.С.Хозин не выполнил приказа Ставки о своевременном и быстром отводе войск, в результате чего 2-я ударная армия оказалась в окружении. Переход А.А.Власова на службу к немцам был одним из самых неприятных для советской историографии эпизодов войны.

Многие из оставшихся в окружении держались до конца. В плен попали в основном бойцы, захваченные в коридоре, созданном советским командованием для выхода разрозненных групп изнуренных и деморализованных солдат и командиров. Они были совершенно обессиленные, нередко раненые, контуженные, в полубессознательном состоянии. Торпановские все это время держались вместе. Они не сделали двух шагов вперед, как было предложено, чтобы оказаться в числе немногих, кто согласился сотрудничать с немцами. А дальше - дорога в один из самых ужасных концлагерей, что в Дахау, неподалеку от Мюнхена.

Известно, что до начала Второй мировой войны в Дахау содержались люди, считавшиеся по разным причинам "загрязняющими" арийскую расу, согласно расовой теории. Это были политические противники нацистского режима, прежде всего коммунисты, социалисты, оппозиционные режиму священнослужители, а также душевнобольные, проститутки, наркоманы и другие.

Во время ВОВ Дахау приобрел зловещую известность как один из самых ужасных концлагерей, в которых проводились медицинские эксперименты над заключенными. Их целью было в том числе и изучение возможности управления поведением человека. Лагерь имел 123 различных филиала и внешние команды. Площадь территории занимала 235 гектаров.

Дмитрий Илларионович Бальков был самым старшим среди односельчан, попавших в фашистские застенки. На фронт он ушел в 46 лет, когда у него было восемь детей. Первая супруга, Пелагея Федотовна, умерла при родах двойни, малыши тоже не выжили. Со второй женой Полиной в семье появились еще четверо.

В плену Бальков отпустил бороду и напоминал старца. Как рассказывал потом родственникам его брат Иван Андриянов, к Дмитрию немцы относились лояльно, не обижали. Тот безропотно работал чистильщиком туалетов, которые цепочкой располагались вдоль бетонной стены. Имел редкую для военнопленного возможность в качестве чернорабочего выезжать на грузовой машине, вывозящей золу из печей, за пределы территории концлагеря. Никто и не подозревал, что в это время "старик" присматривался к местности за высокой стеной. Для себя отмечал, где больше растительности. Так он начинал реализовывать свой план о спасении односельчан и еще двух прибившихся к ним в лагерной жизни товарищей.

План Балькова заключался в том, чтобы сделать подкоп изнутри туалета, точнее, из сливной ямы, которую периодически откачивали машинами. Зная, что друзьям придет ся нырять в зловонную жижу, откуда-то натаскал и припрятал тряпье, чтобы обмотать головы. А за пределами концлагеря схоронил для беглецов одежонку.

Но даже под страхом смерти тяжело было искупаться в отходах человеческой жизнедеятельности. Супруга Ивана уже после войны долго просыпалась среди ночи от воплей мужа:

- Ныряй, говорят! Ныряй!

О своих повторяющихся снах тот, естественно, не рассказывал.

Сам Дмитрий Илларионович от уговоров товарищей бежать вместе отказался:

- Я уже не молодой, не выдержу дороги. Да и дети у меня взрослые, а у вас малышня. Если все получится, поможешь, Иван, моим...

На этом история обрывается. Можно только догадываться, что стало со спасителем. Он никогда не узнает, что его сын Петр, 1925 года рождения, 15 января 44-го умрет в госпитале от ран. А Иван Андриянов еще два раза будет спасаться бегством из застенков уже другого концлагеря и дойдет с советскими войсками до Берлина...

- Слушая рассказ о своем деде, я волновалась так, что пробирало до мурашек, - не скрывает эмоций Галина Васильевна Чернышова. - Жаль, что мама не узнала, какой у нее героический отец: рискуя своей жизнью, он спас другие. Я испытываю гордость за деда. Это своего рода маленький подвиг.

 

Татьяна ГОРБУНОВА

 

Комментарии

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube