архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       

Реклама

Главная Общество Бабочка, живи

30.08.2014
Просмотров: 633, комментариев: 0

Бабочка, живи

    Талантливый самарский журналист Борис Кожин вспоминает, как в сороковые годы (карточки, голод) мама и ее коллеги по детской поликлинике на Самарской, 89 шили из марли маленькие мешочки. И клали в каждый кулечек счастья купленные за личные деньги на базаре два грецких ореха и крошечную мандаринку. Новогодние подарки дарили своим детям и больным ребятишкам, приходившим в этот день в поликлинику. Тоже своим, не разделяли. Еще. Однажды он, маленький тогда мальчик, пришел с замечательным детским доктором Гринбергом в цирк-шапито в Струковском саду. Когда доктор туда вошел, все ряды поднялись. Каждый хотел поздороваться с ним за руку. Каждый. Некоторые люди сидели высоко, Гринберг протягивал им свою трость, и они пожимали трость.

И вот в его замечательной книжке на эту же тему из более позднего времени: знаменитого хирурга Ромашова ограбила шпана, сняли с него шубу и часы. А после этого посветили в лицо фонариком. Главарь сказал: «Это доктор Ромашов. Все вернуть и проводить до дому».

…В последние полгода в Самаре родились, кроме Андрюш и Мариш - Аристарх, Властимир, Спартак и даже Иделия, Золотой и Король. Давеча в Загородном парке видела невесту. На голове фата, а вместо платья белая майка и шорты с кружавчиками. Нормально. Другие времена, другие имена. Знаменитые врачи в Самаре по-прежнему есть. Правда, никто не встает, когда они заходят в цирк или театр. Тоже нормально. И мешочков с двумя орехами доктора детям не дарят. Опять нормально, и еще стораз, и тысячу. А вокруг тот же город, те же улицы, та же река. Самарский поэт Борис Свойский: «Задумчивый костер На волжском берегу, Хотя иных уж нет, Мы все в одном кругу»…

Так когда же оно порвалось?

 Золотой телец

«Сегодня у нас удовлетворенность людей уровнем медицинского обслуживания значительно ниже, чем в среднем по стране. Хотя 10-20 лет назад мы были одним из медицинских центров в стране, который пользовался огромным авторитетом». Когда губернатор Николай Меркушкин в минувшем декабре произнес эти слова своего ежегодного послания, в зале стояла напряженная тишина. В числе приглашенных здесь находились врачи, строители, бизнесмены, главы районов и городов.

Большинство территорий области Николай Иванович к этому времени уже объехал (и бывало, что люди его приезду очень удивлялись: выросло целое поколение, которое до Меркушкина видело самарских губернаторов лишь по телевизору). Продолжил поездки и после послания. Встречался с людьми (темы выборов не было еще и в помине), заходил в школы и больницы. Состояние большинства произвело на нового главу региона  гнетущее впечатление. Тольятти, Сызранская больница, Жигулевская, Безенчукская… Оборудование, которое по программе модернизации здравоохранения должны были установить в декабре, в мае еще не смонтировали. А из того, что установили, как в Безенчуке, работала треть: врачи не прошли специализацию.

Ужасающее впечатление во многих «модернизированных» учреждениях здравоохранения производил «проведенный» ремонт. Провели его, бедного, с ведерком краски, по больничным палатам и коридорам, чтобы все видели: был! А потом в темной кладовке сняли с него шубу и часы. Фонариком в лицо ремонту светить не стали. И так знали: медицину грабят. И не нудите про совесть. Либеральный рынок, законы джунглей. Для успеха вполне достаточно наглости.

Безенчукский вариант. Сначала муниципалитетом проводится тендер. Из семи подавших заявки участников к конкурсу допускается один - ООО «ВИСТ» (а так как один, то и «указанный контракт» заключается с ним по его «начальной максимальной цене»). Название строительной организации - это аббревиатура. Но расшифровывать ее мне не хочется - очень уж легло в масть. Вист - это ведь название групповой карточной игры, в терминах которой фигурируют «игроки», «понты», «взятка»…

По контракту «ВИСТ» должен был закончить работы 30 октября. По акту приемки закончил месяцем позже. Но штрафов, предусмотренных за нарушение сроков - не заплатил. Да и не требовал никто: заказчик (администрация Безенчукского района) работу принял без замечаний и деньги бюджетные отдал полностью, без проблем.

Потом, когда приехал губернатор и грянул гром, проверка установила: заказчик (групповая же игра) оплатил фактически невыполненных «ВИСТом» работ почти на 4,5 миллиона рублей.

В материалах Минздрава, который сейчас судится с предприимчивыми людьми, есть и другие цифры. Не затрудняя вас ими, перейду к качеству. Халтурно уложена плитка. Линолеум в реалии не соответствует линолеуму в отчетах. На стенах и потолке сразу после ремонта пошли трещины, отслоилась краска, посыпался кафель. Главврач больницы устно и письменно обращался к заказчику - районной администрации с просьбой устранить и поправить, тем более что договором предусматривалась пятилетняя гарантия. Но… В общей сложности, как установил Минздрав, только при ремонте этой одной больницы установлены нарушения использования почти 18 миллионов бюджетных рублей. 37 процентов цены контракта.

И пример этот, как любят писать в докладах, далеко не единичен. «Когда в Жигулевске мы с министром здравоохранения пришли в поликлинику, нас разрывали люди и говорили: перейдите в стационар, там вообще никого в палатах нет, все лежат в коридорах. Потому что деньги заплачены, а работа не сделана». Это тоже из послания губернатора.

Жигулевск. Единственный родильный дом не работает с 2011 года. Некий «Стройпутьсервис» выиграл (о великий, могучий, правдивый - так в оригинале Тургенева - русский язык) контракт на ремонт горбольницы. И сделал его так, что пришлось закрыть операционный блок, неврологию, детскую инфекцию и родильный дом. 500 рожениц (представляете себе эту гвардию?) с животами своими и токсикозами тряслись на перекладных, мотаясь туда-сюда из Жигулевска в Тольятти.

А в роддоме все это время шли следственные действия. То есть не то чтобы сильно шли. Скорее, стояли или сидели, или даже возлежали - в ожидании очереди. На запрос следствия в Самарскую лабораторию судебной экспертизы ответ был такой: из-за большой загруженности специалистов займемся роддомом в конце 2014 года. Ну, когда займутся, тогда и займутся. А ничего, что особая социальная важность, что здоровье  матерей и детей?… А ничего. И два года (два года!) роддом стоял в очереди. И сейчас бы стоял, если бы не дошла история до губернатора. Когда дошла, мэр Жигулевска сказал: мы договорились с правоохранителями (?!), сделаем фотофиксацию нарушений (а сами они не могли?) и сообщим, что сделали для устранения недостатков ремонта.

Начался ремонт номер два. Снова вложили бюджетные деньги, привлекли спонсоров. К концу года должны роддом сдать. Но теперь другая незадача: врачи за два года следственных бездействий разъехались кто куда. Роддом откроют - а работать в нем некому… Бред. Просто бред.

…Есть библейская история о том, что Моисей ходил на Синайскую гору за скрижалями Завета сорок дней. В это время его брат Аарон переплавил золотые украшения людей и сделал из них золотого тельца. Ветер дул в хитро сделанные отверстия, телец звучал, будто бы говорил. «Вот ваш бог», - сказал Аарон. И они поклонялись золотому идолу. Потом, конечно, Моисей вернулся, принес десять заповедей и уничтожил тельца. Но, видно, не до конца. Время от времени, уже в других веках, поклонение наживе и богатству возникало снова и снова. И, наконец, как говорит «википедия», в столице Северного Израильского царства - Самарии воздвигли храмы с золотыми изваяниями тельцов. Кончилось все для них плохо: пришли конкуренты и завоеватели - ассирийцы, часть народа побили, остальных обратили в рабство…

Недавно читаю в «Социальной газете» интересную статью. Журналист Нина Богаевская выдвигает в ней версию о том, что название Самары произошло от «сомар» - пунктов отдыха древних купцов из Самарии, караваны которых проходили по Средней Волге.

Медленно рядом с этим останавливаюсь... И не претендуя, конечно,  на исторические параллели, рискую закинуть метафору: провод-

ники «либерального рынка», уничтожившие за последние 20 лет в Самаре не только многие предприятия, но и целые отрасли и как нигде больше - ударившие по социальной сфере, уж не потомки ли (образ, только образ) тех, кто поклонялся золотому тельцу? И даже приносил ему человеческие жертвоприношения.

Вы думаете, чересчур сильно сказано?

…Самарская детская городская больница на проспекте Карла Маркса. Замечательные доктора, удивительный главный врач - светлый человек Ольга Галахова: «Пойдемте, все покажу». Я думала - операционные покажет или томограф. Она повела к лестнице. «Просто счастье - видите, какую мы сделали детскую лестницу?» Красивая, конечно. Аккуратные ступеньки,  нескользкий кафель, оранжевые полоски вдоль перил, чтобы маленькие не упали. Но…? Да вы бы видели, какой она была после первого ремонта: вкривь, вкось, под плитками - пустоты, плитки ломались, люди падали. С детьми на руках - понимаете?

Кажется, да. Есть хорошее оборудование. Есть квалифицированные врачи (только одна деталь: за год увеличили количество операций по высокотехнологичным квотам больше чем на треть). А лестница - это рубеж между совсем недавним вчера и уже наступившим сегодня.

«Вчера», три с половиной года назад по программе модернизации здравоохранения (2011-2012 годы) больнице дали деньги на оборудование, мебель и ремонт. Ольга Олеговна - вроде бы беззащитная, из-за голубоглазости своей, что ли, женщина. Но знаете - очень крепкий человек. Я потом у коллеги ее, главврача онкодиспансера, видела на стене календарь, совсем не медицинский. В центре щит и меч, а наверху крупными буквами: «Честь. Мужество. Достоинство». Не просто так он там висит. Мужество и честь - лозунги для самарской медицины актуальные. Доктор Галахова открыто говорит: в результате «тендера» нам просто навязали ту строительную фирму.  Вот тогда все и началось.

И лестница оказалась не самым тяжким испытанием. На третьем этаже в больнице расположено отделение детской онкогематологии. Несмотря на страшное название, статистика летальных исходов минимальна.  Хорошее отделение. Лекарства, сертифицированные в стране, есть все. Для диагностики и лучевой современнейшей терапии возят детей во взрослый онкоцентр. Детей в больнице «вытаскивают» не только онкологи, но и врачи самых разных специализаций. Дело в том, что иммунная система здешних маленьких пациентов ослаблена настолько, что можно провести блистательную операцию, убить опухоль облучением и суперлекарствами, а ребенок уйдет в страшный процент летальности из-за тривиальной, простейшей инфекции. Поэтому в боксах дополнительные стеклянные двери и - стерильность, стерильность…

Для ремонта отделение перекрыли, разделили на две части. Закрыли двери, завесили пленкой. Но мельчайшая пыль, но грязь, принесенная с улицы на ботинках строителей (не говорю уж про грохот и перфораторы)… И наглое превышение всех сроков. «Просто приходили в отделение, сидели тут посреди своей грязи и играли в мобильники». Ольга Олеговна и ее заместитель требовали, просили, а в конце уже просто плакали: пожалуйста, каждый лишний день ремонта - это угроза детской жизни! А они что? А они ничего. День идет, контора пишет…

Мы стоим в коридоре отделения. В соседней палате, «на химии», с иголкой в руке, плачет хрипло уставший ребенок. Его жизнь - это мамин голос, тряпичная собачонка на больничной подушке, кусочек неба, теплый ветер в лохматой макушке серебристого тополя. Что там еще в окне? Прилипшая к стеклу вчерашняя бабочка. Почему она не улетает? «Мама…» «Тише, милый, она живая, просто устала очень. Отдохнет - улетит». «Правда?» «Правда, милый, все будет хорошо».

Ежегодно в отделении онкогематологии умирают от девяти до двадцати детей. Во время ремонта их смертность возросла втрое. Слышите вы, идолопоклонники? Ваша жертва золотому тельцу: втрое!

…Но нужно закончить тему. Главврач Галахова, молодая, тоненькая маленькая женщина, отказалась подписать халтурщикам акт приемки работ на 5,7 миллиона рублей. На нее давили, ей угрожали. Не подписала. «А тут, знаете, повезло. В 2013 году все муниципальное здравоохранение передали в сферу управления области. И главное - при Меркушкине внимание к медицине стало совершенно другим, атмосфера очень ощутимо меняется... Мы вздохнули. С помощью Минздрава отбились от «Самарской строительной компании», в больницу пришли другие строители».

А на «ССК» больница подала в суд. Компанию обязали выплатить лечебному учреждению, пострадавшему от «Самарской строительной компании», 6 миллионов рублей. Выплатили? Нет, пока не они. Больнице пришла квитанция - взимание налога на «полученную прибыль» (6 миллионов) в размере 1 миллиона рублей. Честные врачи закону подчинились, деньги заплатили. А получили ли те 6 миллионов, с которых уже уплачен налог? Нет. До сих пор нет. «Самарская строительная компания» быстренько мимикрировала под банкрота. А чтобы стать совсем незаметной - слилась с кем-то, потом разлилась и высохла. Даже лужи не осталось. Надеются, наверное, что пронесет.

А вот это, господа нехорошие, теперь уже сильно вряд ли. Времена в губернии настали другие.

«Бороться с коррупцией будем беспощадно», - сказал, выступая перед активом области, губернатор.

При Меркушкине только при пересчете строительных смет (в том числе, строительства и ремонта больниц) пресечено превышение расхода бюджета на 6 миллиардов рублей. Только за последнее полугодие количество выявленных взяточников увеличилось более чем в два раза. За это же время возбуждено 1788 «экономических» уголовных дел. И это пока далеко не на всю мощь работающий потенциал силовых структур.

 «Скорую» вызывали? Где будем хоронить?

Одна из самых болевых точек самарской медицины - это работа «скорой помощи». В областной столице машина может приехать на вызов спустя два часа после звонка, может и позже. А два года назад было еще и такое. Поступает вызов к тяжелому больному, который находится на грани жизни и смерти, и на пороге вместе со «скорой», а часто и до нее - похоронная команда. Члены семьи, которые ждут помощи, которые еще надеются, мгновенно понимают: все, это конец. Иногда (квартира, например, маленькая или слышимость, например, хорошая) это понимал и больной… В результате подъехавшим медикам приходилось откачивать уже родственников, а больной скоропостижно поступал в распоряжение могильщиков, хотя при другом раскладе мог бы еще и пожить…

Люди писали сотни, тысячи жалоб. Но за «сотрудничеством» ритуальных контор с этой прикормленной (борьба с конкурентами) медициной стояли большие деньги. Ветер звучал в золотом тельце так громко, что жалоб не было слышно.

Машины самарской скорой помощи превращались в труху (при этом были куплены два джипа и два не вполне медицинских катера). Нищей была зарплата. Уходили кадры. В добрые времена в областной столице ежесуточно дежурили до 70 бригад «скорой помощи». Потом дошли до 46, причем летом, во время отпусков, цифра снижается и до 43. Неизвестно, до какого порога абсурдности могла бы дойти конечная ситуация, но…

 Николай Меркушкин высказался по проблеме публично и очень резко. Потребовал принять срочные меры. И надо сказать, Минздрав подошел к мерам творчески. Врачебные дела на станции скорой помощи были отданы в руки начмеда, а организационные перешли в ведение директора. И на этот пост был назначен человек из силовых структур. В помещение, где принимаются вызовы (и откуда раньше шли сигналы подельникам), полковник Евгений Гордон поставил две видеокамеры. Все операторы, приходя сюда на работу, сдают свои мобильники старшему врачу. Результатами не располагаю, но было еще и следствие. В результате жалобы на «взаимодействие» «скорой» и борзых ритуальщиков с 2013 года исчезли. Полностью.

Новый директор разобрался с зарплатой: от каждого по способностям, каждому по труду. Кстати подоспело решение губернатора о дополнительной прибавке врачам скорой помощи 5 тысяч рублей, фельдшерам 3,5 тысячи, медсестрам - 2,5 тысячи рублей. В среднем (с квартальными и без вычета подоходного), получилось 33 тысячи у врачей (с совместительством 38), 25,5 тысячи у фельдшеров, 22,4 - зарплата медсестер, 12,2 - санитары (в основном студенты медколледжей) и 27 тысяч - средняя зарплата водителей. По сравнению с тем, что было два года назад, увеличение большое, но и работа опасная: ежемесячно случаются нападения на бригады скорой медицинской помощи со стороны то алкоголиков, то наркоманов. Учитывая особую сложность и значимость службы, губернатор заявил: будем помогать и дальше.

На днях на самарскую станцию скорой приходят 39 молодых фельдшеров и медсестер. Каждый получит 165 тысяч рублей, как они называют - «меркушкинских подъемных». Подали заявления о приеме на работу еще 16 человек. Так что скоро количество ежедневных бригад увеличится. За два года на станцию поступили 42 новых машины (еще 90 авто ушли в города и районы области).

Как хорошо было бы поставить здесь точку… Но Евгений Гордон, воодушевленный первой победой, обращается к губернатору с еще одной темой. Когда с 2013 года муниципальная медицина переходила под крыло областной, городской департамент имущества, прощаясь с ней, задумчиво откусил у структурной подстанции, расположенной на Фрунзе, 112 (рядом с филармонией) гаражные боксы. И машины «скорой» уже полтора года стоят во дворе, под дождем и снегом, санитарки зимой, в морозы, дезинфицируют их прямо на улице. А в боксах, говорит Евгений Олегович, устроилась теперь частная мойка и совсем не медицинские машины. Вдобавок ко всему, с боксами к новым хозяевам перешли теплопункт и электрощит с доступом к бюджетному электричеству (халява, сэр). Этот зигзаг удачи, конечно, поправят, но время, нервы, суды…

 В физике есть понятие интерференции волн: накладываясь друг на друга, при совпадении они усиливаются, а при разнобое - гасят друг друга. Я думаю, насколько быстрее решались бы все проблемы, насколько мощнее могло бы пойти развитие области, если бы эти волны совпадали везде. И на управленческом уровне. И на человеческом.

 Шприцы на лестничной  площадке

Недавно (если конкретно - 13 августа) наткнулась в блогах на возмущенную запись одной женщины. «Больше 10 лет живу в Самаре и вот внезапно нагрянули ко мне с вопросами от губернатора… Понятно, что через месяц выборы, но неужели нас, простых жителей Самары, держат за идиотов? За 10 лет никто ни разу не пришел спросить, как мне в Самаре в доме моем живется и не нужно ли чего… Нас так легко обмануть и задобрить… А пока я каждую неделю, выходя из лифта, пинаю под ногами свежие использованные шприцы!»

Так ведь вот потому и валяются они у вас под ногами, что много лет до Меркушкина проблемы ваши были никому не интересны. Что касается «задобрить и обмануть»… Тут контраргументы предельно простые. Знаете, сколько выборов он прошел в Мордовии и на должность главы республики, и как первый номер партийных списков? И каждый раз - каким процентом явки и голосов? Да если бы хоть на одних выборах «задобрил» людей и потом не выполнил обещания, вы думаете, кто-нибудь пришел бы на следующие?

Николай Иванович иногда цитирует на встречах с людьми слова Черчилля: «Плохую власть выбирают те, кто не приходит на выборы». Я хочу добавить, от того же автора: «Политик - это тот, кто думает о следующих выборах, а государственный деятель - тот, кто думает о следующих поколениях». Самаре повезло в том, что ее возглавил человек, который успешно совместил, с большой пользой для дела и людей, обе ипостаси. Могу проиллюстрировать сказанное даже на примере упоминаемых вами наркоманских шприцов.

Лет пятнадцать назад возникала опасность распространения наркомании и в Мордовии. Знаете, чем задавили (плюс к работе силовиков)? Спортом. Информации о том, сколько и чего там Николай Меркушкин настроил, в самарской прессе прошло много. И сейчас в республике, в первую очередь в городах, трудно найти семью, в которой ребенок не ходил бы в какую-нибудь спортивную школу, секцию или просто на лыжах на биатлонном комплексе, или просто в один из бассейнов, или просто в один из Ледовых… Теперь уровень поражения наркоманией общества, в первую очередь, молодежи - один из самых низких в стране. Подростковой наркомании практически нет совсем. Мордовские призывники, и это гордость не только медицины - по поволжской статистике самые здоровые в округе.

…Зря, конечно, вы захлопнули дверь. Вам бы рассказали, что при всей жуткой запущенности проблемы ее, наконец, начали решать и здесь. И силами наркоконтроля, и укреплением медицины, и выводом молодежи из подвалов и подворотен. За два предыдущих года в Самарской области построили 72 спортивных объекта (это вдвое больше, чем за предшествующий аналогичный период). В 2014 году их построят уже 75 (ощущаете динамику?). И масштабы составляющих этой статистики: в этом году начинается строительство «Самара-Арены»: четыре ледовых площадки, 10 тысяч зрительских мест…

Спорт - это здоровье нации. Думаете, лозунг? Нет, математическое уравнение. Сколько людей придет на футбольное поле, ледовый каток, велосипедный трек, ровно столько же их не придет в наркопритон. Проверено практикой.

И насчет «идиотов» вы сильно погорячились. В Мордовии, наоборот, люди себя умными считали, когда передавали Николаю Ивановичу свои предложения и пожелания - как улучшить жизнь жителей региона, города, села, улицы, дома. Встречались в наказах и личные просьбы - о помощи в особенно трудной ситуации, устранении несправедливости, да мало ли… Разбирались, ни одного обращения без внимания не оставили. И в результате вместе, усилением мощности и скорости волны…

Это очень важно сейчас Самаре - усиление. Слишком много всего накопилось тут до Меркушкина. И во многом именно разрывом связи власти и общества объясняется нынешняя крайняя запущенность самарской медицины.

На территории области сегодня находятся в аварийном состоянии 38 больниц и поликлиник, 90 учреждениям нужен капитальный ремонт, огромное количество лечебных корпусов требует «простого» ремонта.

По итогам 2013 года среднероссийский показатель заболеваемости туберкулезом (на 100 тысяч населения) - 63 человека. По сравнению с 2011 годом произошло снижение на 10 единиц.

Заболеваемость туберкулезом в Самарской области: почти 96 человек (на 100 тысяч населения). И по сравнению с 2011 годом наоборот - рост почти на 19…

Онкозаболеваемость. 2013 год, РФ - 374 человека (на 100 тысяч населения). Самара - 464 человека…

Огромное превышение среднероссийских показателей в Самаре и Тольятти по заболеваемости ВИЧ.

И еще - к общей картине. На проходящих сейчас встречах с губернатором люди говорят о большой нехватке врачей. Особенно узких специалистов и сельских медиков.

Линия разлома (а это, как скажет вам любой физик, всегда следствие критического накопления напряжения) прошла не только по материальной составляющей самарской медицины, но и по нравственной оси, внутри самого медицинского сообщества. До недавнего времени некоторые главврачи больниц «назначали» себе зарплату в 250 тысяч рублей. Минусуя тем самым зарплату своих врачей, медсестер, санитарок. Наплевав на то, что в результате специалисты уходили, уезжали, меняли специальность… По жесткому требованию губернатора, давшего в послании поручение Минздраву, непомерная разность зарплат была ликвидирована.

…До Николая Ивановича многие вопиющие проблемы в области просто «не замечали». И потому некоторые люди из властных структур сначала не поняли и не приняли его жесткую оценку состояния  здравоохранения: «Наша региональная медицина, - сказал губернатор, - требует кардинальных изменений. Я понимаю, все, что я сейчас сказал, далеко не всем нравится. Но не говорить об этом - нельзя. Если мы хотим жить на этой земле. Хотим, чтобы здесь жили дети, внуки, правнуки и гордились своей малой Родиной, все мы, и прежде всего власть, обязаны говорить правду».

…«Скажи, чтобы я тебя увидел», - говорил древний мудрец.

   Живая вода

Я спросила там где-то вначале о том, когда порвалась связь нынешнего времени с тем, в котором жили педиатры поликлиники с Самарской, 89 и доктор Гринберг, и даже благородная городская шпана… Но вы знаете, если не один день походить по Самаре, если поговорить со многими и многими людьми, если встретить здесь доктора Галахову, и доктора Орлова, и академика Котельникова, и многих еще замечательных врачей и других людей, не только в белых халатах… Если внимательнее вглядеться в глаза и лица, то понимаешь: сердцевина осталась. И связь - не порвалась.

Имена изменились, но фамилии-то у Спартака и Иделии самарские, прежние. И чувство достоинства - самарское, и глубочайший культурный пласт, и мощные традиции, и областная столица по-прежнему стоит на левом берегу Волги. Недавно узнала, что все крупные города, имена которых мужского рода, находятся на правом ее берегу, а те, что женского - на левом.

Не знаю, как насчет остальных, но расположение Самары очень правильное: здесь ее место, на левой стороне матушки-реки, со стороны сердца. Не только для самарцев, для всей страны важно, чтобы оно билось без перебоев. Я думаю, именно поэтому Путин попросил Меркушкина возглавить этот регион.

…Никогда раньше не задумывалась, почему в русских сказках погибшего было героя оживляют сначала мертвой, а после того - живой водой. Теперь имею такую версию: чтобы контраст и благодарность сильнее почувствовал человек, чтобы ярче понял, какую перешагнул пропасть.

Не все сейчас мне поверят. Особенно те люди, которые просто криком кричат на встречах с Меркушкиным о жутком состоянии областной медицины, особенно тяжелом - в первичном звене - поликлиниках, районных и поселковых больницах, ФАПах. Но я все-таки скажу. Вот как раз после всех этих жутких цифр, которые сейчас привела, и скажу.

Я думаю, что в Самаре, нахлебавшейся вдосталь за последние годы мертвой воды (и не только в этой сфере), сейчас рождается принципиально новое качество медицины, начинается движение к новому, самому высокому уровню здравоохранения - охраны здоровья людей.

Главный рычаг подъема, конечно, управленческий. От него, от новой команды - борьба с тотальной коррупцией, обновление памяти о лидерстве и достоинстве, и, извините за пафос - патриотизме. От него гигантские инвестиционные вливания в экономику. Новые прорывные проекты. Новое наполнение социальных бюджетов. Новое отношение к детям и старикам, и вообще - к людям.

…Плюс ко всему именно у самарского здравоохранения на этом пути есть, как нынче говорят, особенный бонус. У него есть исключительно важный катализатор процесса обновления - Самарский государственный медицинский университет. Не только в стране, но и в мире известный образовательный и научный центр. 11 факультетов, 78 кафедр, 3 образовательных института, 6 научно-исследовательских. Ежегодно 50 новых методов и диагностики лечения. Ежегодно 1189 выпускников. Во главе - академик Геннадий Котельников.

Все регалии российского и международного масштаба СамГМУ перечислять не буду, самарцы и этот уникальный вуз, и его уникального ректора хорошо знают. Скажу только, что лишь пять вузов страны (два московских, питерский, томский и саратовский) имеют такую клиническую базу, такой уровень практикующей профессуры и такой уровень подготовки специалистов. И сейчас эти тылы и эта основа для подъема здравоохранения просто неоценимы.

А теперь цифры.

В 2011 году на содержание и развитие здравоохранения области было направлено 29 миллиардов рублей (правда, тут для объективности нужно бы вычесть долю добычи золотого тельца).

В 2014 году вклад такой: почти 47 миллиардов. Это объем, равный практически трети областного бюджета. Столько самарская медицина в своей истории не получала никогда. Столько не получала не только медицина - но и ни одна другая отрасль.

При сравнении двух цифр получается, что «путинско-меркушкинская» прибавка составила 18 миллиардов и увеличила расходы на развитие более чем в полтора раза. Но это если просто сопоставить. А если взглянуть объективно и шире, то пожалуй, увеличение будет значительно большим. 

Сначала про 47 миллиардов. В эту сумму заложены деньги, которые направлены на содержание существующей сети медучреждений и на развитие: строительство новых  поликлиник, и в том числе - новой детской, в Тольятти и Новокуйбышевске, модернизацию перинатального центра на базе пятой больницы в Тольятти, реконструкцию хирургического корпуса Новокуйбышевской больницы (ремонта не было 50 лет), две поликлиники в пригороде Тольятти и Ставропольском районе, нового здания детского отделения психиатрической больницы, нового корпуса детской инфекционной больницы, сельские модульные поликлиники, капитальный ремонт поликлиник и больниц... Список большой.

Отдельно хочу вынуть из него строительство областного перинатального центра. На территории больницы имени Калинина будет возведено семиэтажное здание, оснащенное медицинским оборудованием мирового уровня. Центр будет построен в основном на федеральные деньги. И  уже через полтора года он должен принять первых пациентов.

В 22 регионах России новые перинатальные центры уже построены. При Николае Меркушкине в Саранске его создали в числе трех первых в стране. Сейчас все встает, наконец, на свое место и в Самаре: и расторопность, и здравый смысл, и забота о матерях и детях.

Плюсуем к программе развития не вошедшие в 47 миллиардов средства, которые направляются сегодня (до Меркушкина программа тоже фактически не работала) на сельскую медицину (фельдшерско-акушерские пункты) по линии и проектам Минсельхоза. И прибавляем значительно дополняющие развитие регионального здравоохранения огромные частные инвестиции. Это очень важно: при Николае Меркушкине серьезный инвестор пошел не только в экономику, но и в социальную сферу. Строит спортивные комплексы, медицинские центры.

Вы не пугайтесь только слов «частно-государственное партнерство». Это не только для богатых. В рамках установленных стандартов это для всех. Смысл партнерства: в строительство и оснащение, например, больницы вкладываются частные деньги. Но за больного назначенные ему врачом диагностику и лечение оплачивает государство, по стандартам ОМС.

Так что за инвестор? Во что вкладывает деньги? Подробно об этом самарские газеты уже писали, я только напомню.

Компания «Современные медицинские технологии» инвестирует 3 миллиарда  рублей в строительство и оснащение в Самаре лучшего в стране кардиохирургического центра.

Несколько диализных центров (для больного достаточно дорогая процедура диализа оплачивается бюджетом), оснащенных современной, эффективной, щадящей пациента аппаратурой, построит в Самаре (и не только в Самаре) знаменитая фирма «Фрезениус».

Только что врио губернатора Николай Меркушкин подписал соглашение о сотрудничестве области и федеральной сети «Мать и дитя», которой руководит знаменитый Марк Курцер. В нем идет речь о строительстве в Самаре современного госпиталя поддержки материнства и детства. Объем инвестиций: 3 миллиарда рублей. Масштабы: пятиэтажное здание, 25 тысяч квадратных метров. Технологии: вплоть до высокоточной, работающей не с миллиметрами, а с микронами, роботохирургии.

…Что реально дает человеку и обществу новый уровень здравоохнения, можно понять на примере нового самарского СПИД-центра (скоро начнется обновление и тольяттинского). Многие годы он ютился в старой тесной «избушке». В одном кабинете врачи принимали сразу трех пациентов. И потому не каждый больной на такое обследование и лечение шел, а значит, распространял страшную инфекцию дальше.

В конце 2012 года центру передали четырехэтажное здание, закупили новейшее оборудование… Здесь есть дневной и круглосуточный стационар, и даже хоспис. Больные люди пошли на обследование и поддерживающее лечение. Два года назад бюджет центра составлял 500 миллионов рублей. В этом году им уже получены 800 миллионов, осенью должны поступить еще 300.

Раньше на ВИЧ (во всей медицинской структуре) обследовались 500 тысяч жителей области, теперь - 800 тысяч (кстати скажу здесь и о том, что за последние два года в области резко увеличилось и обследование на заболевание туберкулезом: от прежних 50 процентов населения - дошли до 78 процентов, и это не край). Настоящая борьба со СПИДом только еще началась, а результаты такие. Губерния двадцать три года подряд по уровню ВИЧ-инфекции стабильно занимала в стране непочетное второе место. В 2013 году Самарская область отодвинулась от позорного пьедестала на пятое место. По предварительным итогам первого полугодия 2014 года уже на одиннадцатое. Это означает, что ситуация активно, с очень хорошей динамикой, выправляется.Переломной должна стать в Самаре и страшная статистика онкозаболеваний. 

СМОТРЕТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ


 

Комментарии

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube