архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама

Главная Интервью Ветеран – нефтяник

31.08.2013
Просмотров: 1750, комментариев: 0

Ветеран – нефтяник

Ветеран – нефтяник

Жители района узнали недавно, что некая общественная организация "Берег" готовит шоу-программу, посвященную 55-летию основания поселка Новоборский. Глава этого поселения Т.В. Петрова в канун юбилея предложила газете рассказать о каком-либо ветеране, назвав нам несколько фамилий. Первый же звонок обнадежил - с корреспондентом согласился встретиться П.Н. Кочетков. Беседа с ним в его квартире на улице Куйбышева растянулась на два часа.

- Петр Николаевич, нам известно, что очередной день рождения Вы отметили недавно - в июле. Сколько же вам лет и как давно приехали в поселок Новоборский?

- Мне исполнилось 76 лет, а в поселке я живу не с момента его основания - приехал сюда в 64 году.

- Тогда расскажите, как это произошло - как вы стали нефтяником?

- Можно сказать, что выбор будущей профессии оказался случайным. Но определенную роль сыграло место рождения.

- Почему? Где вы родились?

- В небольшой деревне Надеждино, что в 18 километрах от Бугульмы. Это Татария. У нас проживали русские, а рядом были и татарские села. Мои родители крестьянствовали - работали в колхозе. Отец был бригадиром. Но я его почти не помню. Вначале его призвали на войну с Финляндией, а в июле 41-го года - с Германией. Домой он не вернулся - в самом начале Отечественной войны пришло извещение, что пропал без вести. Не успел прислать с фронта ни одного письма.

- А сколько детей было в семье?

- Трое сыновей, я средний. Когда война закончилась, помню - в тот год пошел в начальную школу. Четыре года проучился, и мать отвезла в Бугульму, где, проживая на квартире, закончил пятый класс. А потом в нашей деревне стали создавать семилетку, я вернулся и повторно пошел в пятый класс. Понятно, что стал успешным учеником.

- Куда пошли после семилетки?

- В среднюю школу, которая была на центральном отделении образовавшегося к тому времени совхоза. Осенью и весной ходили по пять километров туда и обратно пешком, а зимой поселялись на квартирах - интерната не было.

- Вспомним, что в 50-ые года закона о всеобщем среднем образовании не существовало. У вас были серьезные намерения учиться дальше?

- Нас, призывников, сильно агитировали поступать в военные училища. Я записался в танково-техническое. Но когда аттестат получил, то почему-то, конечно, по глупости, отказался в училище ехать. "Ах так, - решили в военкомате, - тогда иди служить срочную на целину". И быстренько, через две недели, вручили повестку.

- Что значит "на целину"?

- В том году как раз началось освоение целинно-зележных земель в Казахстане, и туда посылали солдат на сельхозработы. Но я попал "на целину" еще дальше -  в Красноярский край. Там уже существовали колхозы и совхозы. И все лето мы были заняты на разных сельхозработах. В основном, просеивали и отгружали зерно для нужд советской армии. Только осенью перебросили в г. Таганрог, где началась воинская служба. Получил специальность радиотелеграфиста и прослужил на земле в летной части до демобилизации в ноябре 60-го года.

- Привили ли вам почти за 3,5 года любовь к воинской службе - вспоминали ли о военном училище, от которого так легкомысленно отказались?

- Нет. Служба проходила нормально, но с армией связывать дальнейшую жизнь я передумал - вернулся домой. Младший брат служил в армии, старший работал механизатором в совхозе. Я в деревне оставаться не хотел, да и профессии никакой не было. Зарплата в селе - копейки. В то время тем, кто жил в селе, паспорта не выдавали. А без паспорта не пропишут в городе. А нет прописки - не примут на работу даже учеником. Без паспорта меня приняли в техническое училище №1 г. Бугульмы. Там я получил за год учебы профессию нефтяника (помощника бурильщика 4-го разряда), а заодно и паспорт. Когда учеба заканчивалась, в училище приехала женщина-инспектор по кадрам из Борской конторы разведочного бурения и набрала группу выпускников. Так в 61-ом году оказался сначала в поселке Комсомольск. Сняли с женой квартиру, и я стал ездить на буровую.

- А когда вы успели жениться, где нашли спутницу?

- Да в соседней деревне. Мы еще в Бугульме стали снимать квартиру во время учебы. А в Комсомольске вскоре дали квартиру в деревянном доме.

- Как была организована работа?

- Вахтовым способом. В бригаде 24 человека, плюс мастер, плюс старший дизелист. Бригада делится на четыре части - вахты. Вахты и сменяют друг друга через каждые восемь часов. До буровых доставляли по-разному: на машинах, автобусах, в распутицу - на тракторах. Нина в 61-ом году родила сына, сидела с ним дома.

- Когда и как оказались в Новоборском?

- Здесь начал расти поселок, и нефтяников из разных мест сюда постепенно переселяли - давали жилье. Контора бурения где-то закупила утепленные деревянные будки. Две состыковывали вместе - получался домик. К домикам подводили отопление. В таком доме уже вчетвером мы прожили с 64-го по 70-ый год, пока не переселились в дом, где и сейчас живу.

- Сколько же лет вы отдали работе бурильщика? Как изменились за это время условия работы?

- Нигде больше не работал - все время в одной организации. Только ее название менялось. Когда устроился, это была Контора разведочного бурения №4 треста "Куйбышевнефтеразведка". Затем нас перевели в Трест буровых работ производственного объединения "Куйбышевнефть". В 67-ом году - следующая реорганизация - передача КРБ №4 в подчинение объединения "Оренбургнефть", и наша контора стала структурным подразделением Бузулукского управления буровых работ (УБР). Но условия работы от этих реорганизаций у нас, рабочих, почти не менялись. Поменялось один раз только название профессии. Было: бурильщик нефтяных и газовых скважин 6-го разряда. Стало: бурильщик эксплуатационного и разведочного бурения скважин на нефть и газ. Правда, условия бытовые в последние годы моей работы стали лучше. Появились очень удобные двухместные вагончики.

- Работа рабочего-нефтяника тяжела. Продолжали ли трудиться на буровых после достижения пенсионного возраста?

- Бурильщики задерживались разве что на несколько месяцев, и то редко. Я тоже оставил работу в положенные 55 лет - в 92-ом году.

- Ваши молодые и зрелые годы прошли в поселке нефтяников. Как он рос, развивался? Что запомнилось?

- Молодость всегда вспоминается приятно. Мне кажется, что в 70-80-ые годы люди были дружнее, а жизнь веселее. Жители старались благоустроить место проживания, посадили много деревьев и кустарников. Клуб был очень посещаемым местом, где демонстрировались фильмы, для молодежи - танцы. Ассортимент продовольственных товаров, вы, наверное, помните, был побогаче, чем в Борском. В общем, жизнь была нормальной. Одна досада - пролетела быстро. А когда подразделения УБР в поселке прекратили существование, он потерял все свои привилегии. Остался в наследство только обветшалый жилой фонд. И от этого немного грустно.

Как сейчас живется ветерану? Как большинству пенсионеров. Ежемесячно почтальон приносит 12,5 тысяч рублей пенсии, которой, в общем, хватает. Живет Петр Николаевич в двухкомнатной квартире один - четыре с половиной года назад похоронил жену. В поселке проживает сын, который также работал нефтяником, в Гвардейцах - дочь. Есть уже взрослые внуки. Если заскучает, то пойдет ко вдове-соседке, живущей в том же доме, - посидеть, поговорить о новостях.

С друзьями встречается все реже. Ведь посидеть приятнее под рюмочку, но теперь выпивать нельзя - перенес операцию на глазах.

Больше всего приятно удивил оптимизм ветерана. Вспоминая долгую жизнь, он часто улыбался, шутил. Все-таки крепким выросло то поколение - детей войны.

Владимир ЦИЦОРИН

Комментарии

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube