архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама

Главная Мы - помним Навеки девятнадцать

07.05.201614:26
Просмотров: 581, комментариев: 0

Навеки девятнадцать

   Стремление США и Запада переписать историю Второй Мировой войны болью отзывается в сердцах граждан, проживающих на территории бывшего СССР. Идеи возрождения идеологии нацизма для сознания победителей и их потомков неприемлемы. Мы помним и знаем цену Победы, не забываем и о том, что главную роль в освобождении и европейских государств сыграла именно Советская Армия, за каждое из них положили головы десятки тысяч наших бойцов.

Одним из них был юноша из села Коптяжево Евгений Иванович Козлов, 1925 года рождения.

 С марта по июль 1942 года он учился в Борской школе механизации, окончил ее только с хорошими оценками, получил свидетельство № 227 учреждения, подведомственного Главному Управлению подготовки массовых кадров народного комиссариата земледелия СССР. Сразу сел на комбайн, а уже в феврале 1943-го, по достижении 18-летнего возраста, был призван Петровским районным военкоматом в армию.

Не часто, но по возможности старался давать о себе знать. С радостью в Коптяжево выхватывали из рук почтальона треугольничек мать, Серафима Александровна, и сестра Надя. Загорались глаза отца и пропадала в них усталость, когда приходило письмо и на Безымянку в Куйбышев, где Иван Федорович, будучи уже непризывного возраста, трудился по мобилизации. Каждый раз Евгений слал горячий боевой привет, благодарность за письма и наилучшие пожелания в жизни, здоровья.

Предпоследняя весточка была в октябре 1944 года, где Евгений писал, что после кратковременной передышки ожидается новый бросок. В ноябре намекнул отцу (прим. - в условиях обязательной военной цензуры), что "пока находится на отдыхе, а отдых - сам знаешь, какой" (видимо, речь шла об излечении после ранения - прим.). Сочувствовал своему дорогому тяте (ласкательная народная форма обращения к отцу) относительно условий труда и состояния здоровья и одной строчкой добавил: "И в моем здоровье следы (ревматизм, малярия, раздражение слизистой глаз, легкие) останутся навечно". Это, к слову, информация больше для нас, послевоенных поколений. Чтобы мы представляли, что полевые условия даром не проходили.

То ли поскромничал Евгений Иванович, то ли сам еще не знал, но в августе 1944 года его боевые заслуги были оценены Родиной. Приказом по войскам 4-й танковой армии от 3 августа заряжающий СУ-27 1-го дивизиона 22-й самоходной артиллерийской Невельской Краснознаменной бригады ефрейтор Е.И. Козлов был награжден орденом Отечественной войны II степени. В бою за город Перемышляны 21-22 июля, как отмечено в наградном листе, он проявил отвагу и мужество. Метким огнем из своей пушки подбил один танк "Пантера" и уничтожил десяток солдат и офицеров противника.

Если дословное название, то Перемышляны есть во Львовской области, и Перемышль имелся недалеко от границы в Польше (по польски - Пшемысль).

Начиналось освобождение территории, где гитлеровцы обустраивали свою "инфраструктуру" уже в 1939 году. К тому же, территория Польши использовалась гитлеровцами для массового уничтожения людей, здесь была масса концентрационных лагерей, в том числе "фабрики, конвейеры смерти" -  масштабные по чудовищному размаху: Освенцим (с его пятью десятками "филиалов"), Майданек (и 4 крупных "филиала"), Треблинка, Собибор. Лагерей (вместе с трудовыми лагерями) на территории Польши были сотни, всего же в Европе (в основном - в Восточной), и в Германии, Австрии - свыше 15-ти тысяч.

С учетом вышеизложенного военные операции советских войск в Восточной Европе и Германии имели специфику. В соответствии с плотной заселенностью возможности применения авиации уменьшались, а на первый план выдвигались танки, артиллерия, живая сила. Нашей армии нельзя было останавливаться, надо было действовать очень быстро: для того, чтобы гитлеровцы и их местные друзья - правительства не взорвали заминированные объекты и целые города, чтобы не уничтожили следы чудовищных преступлений против человечества в концлагерях, да и чтобы проснувшаяся вдруг после четырехлетней спячки Америка не прибежала первой в Берлин и не стала диктовать свои (!) условия Советскому Союзу.

Советские войска великолепно выполняли поставленные задачи: уже и война надоела, хотелось домой, и уйти нельзя, пока врага не добьешь. Сводки каждый день были очень впечатляющими: десятки освобожденных населенных пунктов, сотни уничтоженных самолетов, танков, орудий, тысячи убитых и плененных солдат и офицеров Вермахта.

За освобождение Польши наши заплатили тоже очень высокую цену - 600 тысяч жизней, в том числе свой последний бой принял там 26 января 1945 года и сержант Евгений Иванович Козлов.

Чтобы сегодня представить интенсивность происходивших тогда боев, приведу только лишь фрагмент сводки Совинформбюро, прозвучавшей 26 января 1945 года: "Войска 1-го Украинского фронта (в его составе воевал Е.И. Козлов) под командованием Маршала Советского Союза Конева за время наступательных боев с 12 по 24 января нанесли противнику следующие потери в живой силе и технике: уничтожено самолетов - 98, танков и самоходных орудий - 480, орудий - 650, минометов - 860, пулеметов - 2100, автомашин - свыше 15 тысяч. Противник потерял только убитыми более 70 тысяч солдат и офицеров.

Захвачено танков и самоходных орудий - 307, орудий - 1596, минометов - 2560, пулеметов - 4000, автомашин - 6750, паровозов - 22, ж/д-х вагонов - 1200. Взято в плен 31900 немецких солдат и офицеров.

Идентичные данные звучали и по итогам боев 4-го Украинского фронта, 1-го, 2-го, 3-го Белорусских фронтов.

Радость побед омрачалась во многих семьях в СССР горечью утрат, похоронка на сына подкосила родителей Козловых. Подорвал здоровье и тяжелый труд в военные годы. Силы жить давала только оставшаяся дочь Надежда (в замужестве - Турбина).

В 60-е родителей не стало. Разумеется, побывать на месте гибели сына они при жизни не могли. Не попала в Польшу и Надежда Ивановна. Это смогла сделать только ее младшая дочь Вера Константиновна Чуваткина. Работая в 1989 году в Борском РК ВЛКСМ, она в составе туристической группы побывала в Польской Народной (тогда) Республике и первое, что сделала, попросила гида рассказать, как добраться в деревню Смолица у города Кобылин.

Привезла с захоронения горсть земли, Надежда Ивановна приняла ее дрожащими руками,  поплакала навзрыд и распорядилась на кладбище в селе поставить крест, повесить табличку, туда и собственноручно высыпала привезенную землицу.

Только тогда немного успокоилась. Хотя бы душа бойца вернулась домой.

Ирина БОЛЬШАКОВА  

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube