архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
       

Реклама

Главная Разное Однодворцы из Ново-Геранькино

02.05.2020
Просмотров: 22, комментариев: 0

Однодворцы из Ново-Геранькино

Автор статьи Николай Труфанов окончил педагогический университет в 2014 году, сейчас учится в  магистратуре, проживает  в Самаре.

Детство его до семи лет проходило в селе  Ново-Геранькино. Жил  у  бабушки и дедушки, Шейковых Виктора Игнатьевича и Анны Александровны. До сих пор каждое лето  по возможности он приезжает в село.  Работает над книгой, в которой хочет осветить историю малой родины со дня основания Ново-Геранькино (1770 год) и до наших дней.

"Почему  решил написать, честно, даже не знаю. Мама   раньше  всегда рассказывала, что наши предки были богатые. Когда подрос, решить выяснить,  так ли это, и узнал, что  мои предки из однодворцев , да еще и из Тамбова, Воронежа и Усмани. Служили  при Иване Грозном в детях боярских и рейтарах. Выходит, я мелкий, но дворянин. И про Геранькино мне стало интересно узнать, так как никто не знал даже даты основания села, не говоря уже о  его истории".

Сегодня на страницах газеты мы представляем лишь часть работы Н.Труфанова, так как она еще не завершена.

 В 1822 году в село Ново-Геранькино с территории южных регионов начинают переселяться однодворцы. Их предками были бывшие служилые люди - стрельцы, драгуны, дети боярские, которые несли службу по охране границ и  получали жалование и поместье. По требованию царя служилый человек должен был явиться на службу «конно, людно и оружно», то есть в полном вооружении с огнестрельным оружием. Отсутствие его говорило о бедности, а отсутствие коня  о нищенстве - такой человек мог нести только охранную службу городов. После выхода Указа Екатерины II о вольности дворянству, они смогли быть приравнены к дворянам, если  сумели  это доказать, продемонстрировав документы - дарственные, купчие, отпускные билеты. Если крепостной крестьянин низко падал перед помещиком, то однодворец считал помещика за своего, здоровался с ним за руку и приглашал  войти в свой дом, где обязательно хвастался  убранством.

Впервые термин «однодворец» появляется в ревизской сказке 1719 года при переписи подушного населения.   По сути своей однодворец - это служилый человек,  который по той или иной причине не мог нести военную службу и жил одним двором. Регионом их проживания, как правило, являлась территория южных рубежей, то есть Воронеж, Тамбов, Усмань и так далее. В центральных регионах России понятия "однодворец" не было.

В конце XVIII  и начале XIX веков  в  регионах южных границ возникает проблема малоземелья, прежде всего вызванная тем, что царское правительство вело активную политику по переселению украинских Черкасс,  Донбасса и Донецка на границы Российской империи. Это урезало земли однодворцев  и приносило немало проблем.

Благодаря исследователю Неплюеву, в 1744 году была открыта Оренбургская губерния. Это вызвало волну переселения на новые земли. Основной частью переселенцев были  однодворцы из Тамбова и Воронежа.  Массовый поток  устремляется на территорию  Бузулукского уезда, который теперь относится к Самарской губернии (Борский район).

Однодворцы  основали здесь большое количество  сел. Такие, как Петровка, Заплавное, Алдаркино, Неприк, Усманка,  которые  входят в состав Борского района. Одним из них  стало и  Ново-Геранькино, где однодворцы  образовали  Воронежскую и Тамбовскую улицы. Причем, Тамбовская до сих пор сохранила негласное название. Эти улицы располагались на русской  стороне, так как кроме русских в селе проживали еще и чуваши. Так, согласно ревизской сказке 1834 года,  в с. Ново-Геранькино проживало 206 воронежских и тамбовских однодворцев , 373 чуваш-новокрещен, 5 отставных солдат и унтер-офицеров и 9 крестьян, перешедших из православной веры в молоканскую  и 6 ясачных крестьян.

Два соседних села были населены  крестьянами помещиков Языковых, Могутовых и Неплюевых. В двадцати пяти километрах находилась Борская крепость, населённая казаками. В скором времени в село стали переселяться  отпущенные на волю или выкупившие свободу, либо просто бежавшие от своих господ крестьяне. Соседство русских и чуваш не было однозначным. Один  из жителей села, занимавшийся его историей, так описывал те события: «Сначала на берегу реки, особенно, в зимнее время появляются те, кто помладше - как русские, так и чуваши, и начинают подзадоривать друг друга различными словами. Затем подтягиваются  взрослые, и зачастую это превращалось в ничто иное, как кулачные бои. Русские выясняли отношения с чувашами, бедные с богатыми, сосед с соседом».

 Все сословия села жили обособленно, однодворцы контактировали только с однодворцами, изредка с крестьянами, нанимая их во служение в качестве батраков, а в дальнейшем в качестве работников. Об этом мне довелось   услышать от старого поколения - прабабушек и прадедушек. 

На сегодняшний момент численность русских в  Ново-Геранькино очень мала. По последней переписи населения, в селе проживает более 300 человек, из них русского населения - менее 15% .

Из традиций однодворцев до сих пор сохранилась такая: браки заключаются только русские  или только чувашские. Кроме Ново-Геранькино потомки однодворцев по-прежнему проживают  в селах - Заплавное,  Неприк, Усманка.

Обрядовая, духовная  и материальная культуры  сохранялись до 1980 - начала 1990 годов. Так, например, по словам Логиновой (Лукиной) Елены Логиновны,  в духовной жизни ее дедушки и бабушки, а затем и ее,  была традиция отпевания покойников, когда женщины и мужчины села собирались в комнате с усопшим и пели псалмы. Причем, исполняли их только знающие. Этот момент отложился и у меня в памяти из детства. Кроме того,  в дни таких Великих праздников, как Пасха, Вознесение, особые дни поминовения усопших, люди, знающие псалмы, собирались в одном месте кладбища, чтобы  исполнить их. На сегодняшний момент таких знающих людей уже нет, и на отпевание приглашают священника. Сохранялась и традиция исполнения народных песен в кругу семьи, к сожалению, текст их сейчас забыт.

Долгое время сохранение этнокультурных традиций у однодворцев наблюдалось в приготовлении пищи и сохранении рецептов, которыми до сих пор пользуются некоторые жители села. Такие блюда делились на праздничные и обыденные.

Приготовлению домашнего хлеба уделялось немало времени. Заранее готовилось много теста, от него отделялась часть, и  в русской печке пеклись пирожки с картошкой и  зеленым луком. Из другой отделенной  части  пеклись пироги на противнях с яблоками и калиной. Небольшая часть теста разводилась теплым молоком до блинной консистенции, и в русской печке выпекались пышные дрожжевые блины.

Еще запекалась засыпанная в чугунок и залитая свежими сливками  с кусочки масла сверху, картошка. Ко дню прилета жаворонков, 22 марта, пекли фигурки из пресного сдобного теста с изображением этих птиц.

К повседневной пище относились в обязательном порядке щи, томленые в печи, пшенная молочная каша, запеченная до коричневой пенки, рыба на сковородке, залитая молоком и яйцами, окрошка.

Единственным местом сближения всех однодворцев и крестьян в селе была церковь - сначала в честь Николая Чудотворца,  затем в честь Космы  и Демьяна. Этот праздник считается престольным у нас в селе  до сих пор.   В 1865 году в селе строится Молитвенный дом в честь Святых Космы и Демьяна, который будет закрыт в 1933 году и перестроен в здание Дома культуры.

Религиозный момент по-прежнему  играет немаловажную роль: на крещение во льду вырубается крест,  и приезжает батюшка.

По старинным фотографиям, найденным и разобранным с жителями села во время интервью,  можно сделать вывод,  что костюм однодворцев Задонского, Воронежского, Землянского уездов в большей степени, чем одежда других групп населения, сохранял элементы старинного дворянского костюма. Женскую рубаху с прямыми поликами, пришитыми по утку, шили из конопляного или льняного домотканого полотна, а в конце XIX века - из фабричных тканей. Большой отложной воротник украшали кружевом, вышивкой или делали из красной хлопчатобумажной ткани. Воротник подвязывали шелковыми лентами разных цветов. По покрою и способу ношения такой воротник очень близок к древнерусским воротникам-«козырям». Они известны, кроме Воронежской губернии, в некоторых местах Московской, Тульской, Курской, Орловской губерний, а также характерны для одежды белорусов, литовцев, северных украинцев. Воронежские и Тамбовские однодворцы отличались говором и принадлежали к северному наречию восточно-рязанской группы языков. Такие орнаменты и узоры можно обнаружить в домах потомков однодворцев, особенно при украшении ими "красного угла". Вплоть до 1990 года у них сохранялась тенденция красочного костюма. Так, по словам Елены Викторовны Труфановой, они  не могли позволить себе выйти в одном и том же костюме в разные места, обязательно переодевались в новое. Скорее всего, это  было вызвано их прошлым, которое перешло в самосознание .

Подводя итоги, хотелось бы отметить тот факт, что на сегодняшний момент этническое и историческое самосознание жителей села Ново-Геранькино, которые  являются потомками однодворцев, постепенно угасает. Прошлое помнят разве что старики, рожденные примерно в 1930 годы, и то в основном их рассказы складываются из рассказов их отцов или дедов, но историческая память в них не прослеживается.

 Отмечается так же и то, что из-за совместного проживания с бывшими помещичьими крестьянами историческая память воспринимает предков, как простых крестьян.

Попытки сохранения исторического костюма, религиозных догм и норм морали начали последний раз активно проявлялись лишь у наших прабабушек и прадедушек.

Списки фамилий семей однодворцев

в селе на 1834 год:

Из Воронежской губернии: Болгов, Мещеряков, Лукичев (Лукьянов), Корольков, Жарких, Карлов, Черников, Пашков.           

Из Тамбовской губернии: Черкашников, Павлов, Логинов, Космынин, Лукин, Чещахин,  Ишутин, Чепрасовы, Проскудин, Черкасов, Краснослободцев,  Курбатов, Бородин, Чернышев.

Крестьяне, выкупившие свободу и живущиуе в Ново-Геранькино, - Никитин, Бобров, Кадушкин, Маркелов, Темнов, Москвичев, Мальцев, Буров, Павлов, Юрьев, Матвееев, Саранцев.

Отставные солдаты - Фокин, Паньков, Космынин, Васильев, Иванов, Данилов.

Крестьяне молоканской секты  - Попов.

Ясачные крестьяне - Васильев, Сидоров.

Чувашские крестьяне - Герасимов, Родионов, Васильев, Максимов, Данилов, Иванов, Привалов, Юдин, Пегри, Эрзы, Сандиров,  Харас, Михайлов, Мартынкин, Макаров, Степанов, Вантюшкин, Александров, Филиппов, Григорьев, Андреев, Федоров, Спиридонов, Игнатьев, Яковлев, Семенов, Мади, Николаев, Ятман, Ярулин, Матвеев, Егоров, Федюк, Павлов.

 На фото: Дом по улице Тамбовская, сохранившийся с переселения

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube