архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама

Главная к 70-летию Великой Победы Изгоняя японцев из Китая

21.02.2015
Просмотров: 638, комментариев: 0

Изгоняя японцев из Китая

   Писатель-фронтовик Даниил Гранин в недавнем интервью "АиФ" выразил свое мнение о войне так: "И я тоже считаю, что мы выиграли войну чудом". Страну спасло еще и то, что не пришлось воевать на два фронта: Япония против СССР не выступила, а в 45-ом бесславно завершила Вторую мировую. Среди тех, кому пришлось служить на Дальнем Востоке, освобождать от японцев Китай, был житель п. Новый Кутулук Н.А. Шавердин. Мы побеседовали с ветераном.

- Николай Артемьевич, когда Вас внимательно послушаешь, то можно догадаться, что родились не в наших краях: до сих пор выдает Вас легкое оканье...

- Правильно. Родился я в Лукаяновском районе Горьковской области. Деревня называлась Буцка. В тех краях все любят звук О. В семье было шестеро детей - пять сестер и я, и чтобы отец мог прокормить такую ораву, его отпускали из колхоза на работу в леспромхоз. Там не трудодни начисляли, а выдавали зарплату деньгами. Это зимой. А летом он нанимался пасти частных коров. Мать в колхозе работала.

- В школе сколько лет проучились?

- Закончил три с половиной класса. Чтобы дальше учиться, в другой деревне, обувки не было. Когда чуть окреп, стал отцу помогать. Тогда еще не было бензиновых пил - ручными пользовались. В 40-ом в нашу деревню приехали вербовщики из Сибири и стали расхваливать тамошнюю жизнь. Несколько семей, в том числе мы, поддались на эту агитацию и отправились в Анжеро-Судженский район Кемеровской области.

- И что там увидели?

- То же самое, что и на родине: такой же колхоз. Оказалось, поменяли шило на мыло. Правда, квартиры переселенцы получили. Когда война началась, сначала мобилизовали молодых мужиков, а отец ушел в 42-ом и навсегда сгинул.

- А вас когда и как призвали?

- Поздней осенью 43-го, когда мне исполнилось 17,5 лет. Привезли в Амурскую область. Там в учебном стрелковом полку и прослужил до лета 45-го года. В голой степи были построены солдатские казармы-землянки, только офицеры с семьями проживали в домиках.

- Чем же отапливались?

- Вы не поверите: ходили в степь заготавливать бурьян, он там выше человеческого роста. Им и топили печки-голландки. Питание было хуже некуда, очень скудное.

- Помните ли, как началась японская кампания?

- Хорошо помню. Тревогу объявили ночью, пошли неизвестно куда колоннами. Офицеры ни на какие вопросы не отвечают. Только когда подошли к Амуру, объявили, что будем переправляться и воевать с японцами. Паромы были подготовлены заранее, и перебрались на другой берег без потерь. Потому что перед переправой была проведена сильная артподготовка. Катюши как дали залпы, так японцы запаниковали. Побросали свои вышки и побежали. Зашли мы в первую китайскую деревню и увидели такую картину: японцы, уходя, не покидали, как попало свои винтовки, а аккуратно поставили их на улице в козлы. Культурный народ.

- Неужели вообще никакого сопротивления не оказали?

- Оказывали. Но, в основном, те, которые сидели в укрепленных дзотах. Говорили, что они были камикадзе - добровольные смертники.

- Вам лично приходилось стрелять?

- Пришлось немного, я ведь был первым номером пулеметного расчета. "Максим" - тяжелый пулемет, только вдвоем его таскать приходилось. А до города Харьина мы доехали на поезде, когда бои уже прекратились. Обратный путь запомнился тем, что соблазнились мы, честно скажу, японскими трофеями. Мы же были, в основном, ребята деревенские. До войны ни одеть ни обуть было нечего. А тут - огромные кирпичные, метров по двести в длину, склады. И чего только в них от японцев не осталось: и ткани всякие в тюках, белье, полушубки, сапоги не кирзовые, как у нас, а яловые. Продовольствия всякого много осталось. Галет японских наелись вдоволь. Удивило нас, что японским солдатам выдавали сухой спирт, чтобы, находясь в окопах, они могли разогревать на нем пищу. Но когда мы вышли к Амуру, чтобы на свой берег переправиться, то солдатские мешки пришлось вывернуть и снять то, что успели на себя надеть из трофеев. Даже японские отличные ремни отобрали.

- Как проходила дальнейшая служба, уже в мирное время?

- Пришлось прослужить еще  пять лет на Дальнем Востоке. В свою часть я уже не попал. Служба заключалась, в основном, в том, что несли охрану военных складов, в том числе и тех, в которых было свезено вооружение, которое досталось нам от Японии. В период службы получил я две медали: одну - "За победу над Японией", вторую - к 30-летию Вооруженных сил.

- Куда поехали после службы: в Кемеровскую область - к матери и сестрам?

- Нет. После войны они вернулись на нашу родину в Горьковскую область. Туда и я приехал. Вскоре женился. В деревне жить не стал, а перебрался поближе к городу Горькому в  совхоз, где выращивали овощи. Три года, как отец, работал  в леспромхозе. А потом услышал, что одни мужик из нашей деревни переехал в Куйбышевскую область, в совхоз "Неприк". За  ним потянулись еще несколько  семей, в том числе и мы с супругой здесь оказались с двумя детьми в 62-ом году. Последний сын уже в совхозе родился. До выхода на пенсию вместе с женой на ферме работали: я - скотником, она - дояркой.

                     ***

В настоящее время Николай Артемьевич проживает один: супругу Марию Алексеевну похоронил четыре года назад. Но в Н. Кутулуке проживает одна из его сестер и сын с семьей. Признаюсь, я поразился тому, в каком идеальном состоянии одинокий пожилой мужчина содержит свою небольшую трехкомнатную квартиру. Провел ремонт, порядок и чистота такие, какие не у каждой женщины его возраста увидишь. Восемьдесят восемь лет  человеку, а он радуется жизни, как тридцатилетний.

 

Владимир ЦИЦОРИН.

Комментарии

Реклама

Канал газеты "Борские Известия" на YouTube